ЕВРОПА ВО II ТЫС. ДО Н. Э.

начало

Большой интерес представляет система поселений лужицкой культуры (ГДР, ПНР). По размерам, характеру локализации и укреплений их делят на три типа. Поселения в низинах и долинах рек занимают от 0,7 до 1,8 га и, как правило, не укреплены. Поселения на вершинах конечных морен имеют площадь от 0,7 до 18 га, поселения на вершинах гор — от 0,8 до 35 га. Для укрепления поселений последних двух типов использовались конструкции разного рода из камня, дерева и земли. Поселение бронзового века Бискупин достигало 90 х 30 — 60 м и было окружено рвом, а также, вероятно, внутренним валом и имело двойной вход. Малые дома были сделаны из плетня с обмазкой. Имелся загон для скота.

В Голландии открыты небольшие поселения бронзового века — деревушки из нескольких домов с амбарами и сараями. Типичное поселение Эльп (пров. Дренте) существовало пять-шесть веков (1300-800 гг. до н. э.) и несколько раз перестраивалось. Но каждый раз оно состояло из одного длинного дома с несколькими рядами столбов внутри — опорой крыши. Длина дома от 25 до 36 м. В одном его конце находились жилые помещения, в другом — стойла для 20- 30 голов скота. На поселении имелось еще несколько сооружений, в том числе амбары для хранения зерна. Население такой деревушки насчитывало всего 12-20 человек. Другие поселения того времени в Голландии также состояли из одного-двух длинных домов, нескольких круглых построек и малых прямоугольных амбаров. Каждый длинный дом был разделен на две части: одну — жилую, другую — предназначенную для скота.

В Дании найдены аналогичные поселения с длинными домами (24 х 8, 10 х 7 м). Дома имели легкий деревянный каркас и стены из плетня. В Скании открыты полуземлянки более прочной постройки, а на поселении Норрвидинге (Швеция) — длинное сооружение из горизонтально положенных бревен с обмазкой.

И в позднем бронзовом веке на севере Европы сохраняются преимущественно поселения малых размеров с несколькими длинными домами столбового типа. На поседении Фрагтруп (Ютландия) открыты три таких дома с крышами, опиравшимися на двойные ряды столбов. На малом поселении Бьёрнланда (Швеция) найден большой (30 х 10 м) дом со стенами из дерна толщиной в основании 2-3 м и внутренними столбами, поддерживающими крышу.

Крупные поселения встречаются гораздо реже. Поселение Халлунда близ Стокгольма имело площадь более 1,5 га и располагалось на вершине холма, склоны которого были слегка террасированы. Раскопаны три больших дома, из которых самый большой имел длину 20 м и каменное основание из валунов и булыжника. В нем обнаружены 12 печей, некоторые с продухами для усиления тяги, и найдены тигли, фрагменты литейных форм и бронзовые прутья. Видимо, в этом доме производилось литье меди и бронзы, а само поселение было центром металлообработки, снабжавшим население округи металлическими изделиями. Дата поселения — первая половина VIII в. до н. э. Население его определяется в среднем в 100 человек. Наряду с постоянными поселениями типа Халлунды, в которых концентрировалось основное население, существовали небольшие деревушки и временные лагеря. На многих из них открыты малые круглые и овальные дома. Следы металлообработки найдены на ряде даже небольших поселений, что говорит об удовлетворении основных потребностей в металлических орудиях путем налаженного домашнего производства.

В бронзовом веке наблюдается дальнейшее усиление социальной дифференциации. Но никаких свидетельств того, что иерархические социальные группы переросли в классы, нет. Нет и государственных образований, за исключением Эгеиды. Наибольшее развитие социальной дифференциации отмечено в тех областях, где имелись важные источники сырья или через которые проходили важные торговые пути.

Уже в раннем бронзовом веке Центральной и Восточной Европы наблюдаются значительные различия в погребальных обрядах и дарах. Самые богатые погребения принадлежали вождям крупных племенных объединений. Вождь обладал не только специальными функциями, но и привилегиями. Последние относились к пище, поведению, ритуальной деятельности, в том числе к разного рода табу и предписаниям, к одежде и украшениям. Вождь был окружен родичами, которые занимали высшие ступени иерархической лестницы и образовывали знать.

Внутренний порядок в такого рода обществах поддерживался целой серией проскрипций, брачных обычаев и генеалогических концепций, влиявших на социальную структуру, социальный статус и обычаи, в том числе и этикет. Лишь в развитых объединениях у вождей имелась особая дружина, которая могла силой проводить в жизнь его решения. О стремлении обособиться от остальных членов общества свидетельствуют акрополи, небольшие по размерам, хорошо укрепленные крепости, которые встречаются на некоторых поселениях в Юго-Восточной Европе уже в V (Сескло), IV (Димини) и III (Юнапите) тыс, до н. э., а в Центральной Европе-во II тыс. до н. э.

Война, вооруженные столкновения, а позже и специальные грабительские походы стали характерной чертой жизни многих регионов Европы в бронзовом веке. Об этом свидетельствуют городища с их укреплениями, а также большое количество оружия, обнаруженное в памятниках уже первой половины II тыс. до н. э. Во второй половине этого тысячелетия оружия накапливается еще больше и оно совершенствуется. Война была важным условием для возвышения вождей в эпоху «военной демократии» (Ф. Энгельс), ведь вождь — это прежде всего военный предводитель. Успешная, война, грабительский поход способствовали обогащению вождя и его приближенных — знати и дружины. Племенные объединения имели свои территориальные границы, и вооруженные конфликты из-за территории были, видимо, достаточно частым явлением.

Иерархичность глубоко пронизывала всю социальную структуру общества. Верхние ступени иерархии занимали вожди и знать, ниже шли воины, ремесленники и рядовые члены общин — земледельцы и скотоводы. Определенное место наверху иерархической лестницы занимали жрецы. Часто жрецом бьщ сам вождь, или же он выполнял жреческие функции.

Погребения людей высокого положения, относящиеся к раннему бронзовому веку, найдены в Лейбингене и Хельмсдорфе (ГДР) и Леки Мале (ПНР). Для них на уровне земли или в погребальной яме были возведены специальные деревянные конструкции, а среди погребального инвентаря имелись золотые и бронзовые изделия. Погребения были перекрыты курганными насыпями значительных размеров. В Силезии (ПНР) в могильнике унетицкой культуры только одно погребение из 100 содержало золото, и восемь погребений из 100 — бронзовые изделия. Очевидно, изделия из бронзы и золота в то время были очень редки у рядовых членов общин, но количество их возрастало в общинах, расположенных ближе к источникам сырья.

Анализ инвентаря большого (более 300 могил) некрополя раннего бронзового века Бранч на территории Словакии позволил выделить группу богатых погребений с особо тщательно выполненными изделиями, которые могут рассматриваться как специальные символы социального статуса. Богатых женских погребений больше, чем мужских, причем самыми богатыми оказываются погребения молодых и средних лет женщин. Богатыми были и погребения мальчиков, что указывает на наследственный характер богатства и высокого социального положения. Однако в других районах Европы нет никаких свидетельств об увеличении социальной дифференциации в раннем бронзовом веке по сравнению с предшествующим временем.

Как показали исследования окандинавского позднего бронзового века, золото имело здесь величайшую церемониальную и престижную ценность. Некоторые типы золотых изделий встречаются только в мужских погребениях. Мужские погребения содержали больше золотых и бронзовых изделий, чем женские, что, свидетельствует о концентрации богатства в руках мужчин.

Погребение вождя позднего бронзового века найдено в западной Словакии. После кремации остатки погребального костра были помещены в огромную (4,25 х 3,65 х 3,1 м) яму. В ее дне была вырыта еще одна яма глубиной до 2 м, а в ней помещены кости погребенного в сосуде. В большой же яме находились керамика, золотые украшения, бронзовые предметы. Многие керамические и бронзовые сосуды лежали и на поверхности земли, у погребальной ямы. Поверх ямы и костра был насыпан курган высотой 6 м и диаметром 25 м.

Развитие степных областей Восточной Европы в бронзовом веке отличалось значительным своеобразием. В первой половине II тыс. до н. э. здесь существовала катакомбная культурно-историческая общность, названная так по характерной особенности погребального обряда — захоронению покойных в особых камерах-катакомбах, вырытых в одной из стенок могильной ямы. Катакомбная общность занимала обширный ареал — от Днестра почти до Волги. На юге граница ареала отмечена в Предкавказье, катакомбные памятники есть на Кубани и Тереке. Многочисленны локальные варианты, воспринимаемые как особые культуры. Поселения изучены недостаточно. В Приазовье найдены остатки прямоугольных домов на каменных основаниях с глинобитными стенами. Длина домов была не менее 14 м. На Северском Донце открыты остатки деревянных домов с обмазанными глиной полами.

Пастушеское скотоводство и земледелие были основой экономики катакомбной общности. Часть населения вела полукочевой образ жизни. Бесспорно, существовали металлургия и металлообработка. Первые металлические изделия, однако, появились с Кавказа, о чем свидетельствует как анализ металла, так и типы изделий. Позже была начата разработка меднорудных залежей. У г. Артемовск найдены древние рудники, шлаки, остатки плавки. Свидетельствами специализации являются погребения мастеров-литейщиков. Из бронзы изготавливались черешковые кинжалы и ножи, плоские долота, тесла, проушные топоры и различные украшения. Изделия из золота редки, Высокое развитие транспортных средств засвидетельствовано остатками деревянных четырехколесных повозок и моделями крытых повозок, выполненными из глины.

Катакомбные погребения совершались под курганными насыпями, которые иногда достигают очень больших размеров (один курган в Калмыкии имел диаметр 75 м и высоту 8 м). Такие курганы возводились, конечно, не над могилами рядовых общинников. Как правило, погребен один покойник, но встречаются и совместные погребения мужчины и женщины, взрослых с детьми. Есть свидетельства насильственного умерщвления женщин при погребении мужчины. С погребальным ритуалом связаны кострища и жертвенники, помещение в могилу заупокойной пищи. Наряду с погребениями в катакомбах встречены и погребения в простых ямах.

Уровень имущественного и социального расслоения у носителей катакомбной общности, видимо, был значителен: об этом говорят большие размеры курганных насыпей и могильных сооружений для лиц, занимавших высокое положение в обществе, и различия в погребальном инвентаре и ритуале. Некоторые могилы, например, сопровождаются захоронением многих лошадиных черепов. Все это свидетельствует об обществе с довольно сложной структурой и высоким уровнем социальной организации.

Характерным примером степных культур Восточной Европы в позднем бронзовом веке является срубная культурно-историческая общность, распространенная на огромной территории между реками Днестр и Урал. Свое наименование она получила от бревенчатых конструкций, помещенных в могильные ямы или сооруженных над ними. Поселения срубной общности располагались по берегам рек, на террасах, там, где было возможно примитивное земледелие. Как правило, поселения не укреплены. Древнейшие из них имеют небольшую площадь (0,1-0,2 га). Лишь несколько позже появляются более крупные (до 1 га) поселения. Жилища — чаще всего квадратные полуземлянки со скругленными углами площадью от 25 до 120 кв. м. Изредка встречаются более крупные. Одно жилище площадью 24 х 14 м имело два ряда мощных столбов, на которые опирались балки крыши. В нем было семь очагов, из которых один находился в центре и, возможно, был культовым. Население такого дома могло достигать 40-50 человек. Поселение Сускан 1, где найдено это жилище, было укрепленным: с напольной стороны его ограждали ров шириной до 3 м и вал. В конце II тыс. до н. э. площадь срубных поселений увеличивается до очень значительных (Ивановка на Волге — до 100 га), а сами поселения размещаются в местах, удобных для обороны.

Экономика срубной общности не была единообразной на огромной ее территории. В степях господствовало, видимо, скотоводство, точнее — овцеводство. Предполагается, что скотоводство носило кочевой характер. Лошадь использовалась для верховой езды, что увеличивало подвижность населения. В более северных районах степного Поволжья, на Дону, в Поднепровье найдены земледельческие поселения. Есть свидетельства выращивания ячменя и проса. В составе стада этих поселений преобладал крупный рогатый скот, который использовался и в качестве тягловой силы как для повозок, так, вероятно, и для плуга. Значительное количество костей на этих поселениях принадлежит свинье.

Другой отраслью экономики были металлургия и металлообработка. Довольно рано один очаг металлообработки сформировался в Поволжье на медных рудах и сырье из Урало-Казахстанского района, другой — на юго-западе ареала срубной общности, в Приазовье, Нижнем Поднепровье, в междуречье Днепра и Днестра. Мастера-литейщики, о которых известно по погребениям с характерным набором орудий, отливали кинжалы, мечи, копья, ножи, долота, кельты, проушные топоры, серпы, а также некоторые украшения. В конце существования срубной общности все чаще употребляются изделия из железа, в том числе ножи и кинжалы.

Если для ранних этапов характерны одиночные, реже — парные погребения в прямоугольных ямах, под курганной насыпью, то на средних этапах появляются целые могильники, перекрытые большими курганами. Например, у с. Ягодное в Заволжье погребения под курганной насыпью располагались двумя концентрическими кругами: во внешнем круге были похоронены мужчины, во внутреннем — женщины и дети. В центре находился жертвенник с костями домашних животных и целым скелетом коровы. Первоначально могильник был бескурганным. Курганы с одиночными погребениями тем не менее сохраняются. Видимо, на ранних этапах развития срубной общности погребения под курганной насыпью удостаивались лица, занимавшие высокое положение в общественной иерархии, и лишь позже курганный обряд был распространен и на других членов общества. Это подтверждается появлением вытянутых валообразных насыпей, покрывающих несколько кругов погребений с жертвенниками в центре. На последних этапах развития срубной общности длинные уплощенные насыпи покрывают уже до сотни погребений, расположенных рядами, а деревянные конструкции и сами погребальные ямы исчезают.

Несмотря на несомненную иерархичность срубной культурно-исторической общности, свидетельства социального расслоения не слишком велики. Специалисты-археологи говорят о погребениях «родовых старейшин», которые выделяются ритуалом и богатством инвентаря. Встречаются и погребения мастеров-литейщиков. Не вызывает сомнения, что общество срубной культуры стояло на ступени разложения первобытнообщинного строя, которое усугублялось дальними походами, способствовавшими концентрации богатств в виде захваченной добычи в руках немногих семей.

* * *

Изучение наскальных изображений, глиняной и бронзовой пластики, погребальных обрядов, кладов вотивного характера в совокупности с данными этнографии, а также мифологии позволяет бросить взгляд па религиозные представления обитателей Европы II тыс. до н. э., их ритуалы.

Несомненно, в пантеоне богов II тыс. до н. э. сохранялись древние божества, культ которых появился в Европе вместе с распространением земледелия. Речь идет прежде всего о богине земли, богине плодородия. В бронзовом веке Северной Европы ее изображали плывущей в ладье. В ее честь справляли великий весенний праздник — священную весеннюю свадьбу, изображение которой часто встречается на петроглифах Скандинавии: мужчина и женщина, окруженные гирляндами цветов, устремляются друг к другу. Рядом с ними изображается «майское дерево».

Другое женское божество — а женские божества занимают все более выдающееся положение в пантеоне Европы в ходе II тыс. до н. э. — богиня воды. Вероятно, она проникла в Европу с Ближнего Востока. Ее изображали в виде нагой женщины, держащей перед собой двумя руками сосуд со священной водой. Символом этой богини является бронзовый котел, плывущий на двух ладьях, украшенных на носу и на корме фигурами лебедей. Во второй половине II тыс. до н. э., с наступлением засушливых лет, почитание богини воды распространяется шире. Ей приносят жертвы у священных источников, в болотах, причем жертвоприношения часто содержат женские украшения.

С божествами земли, плодородия, воды связан и земледельческий праздник первой борозды, весенней вспашки, цель которого — пробудить плодородие земли после зимнего сна. Этот праздник сочетается с праздником майского дерева, где оно выступает как символ весны.

С глубокой древности в Европе был известен культ быка, который сохраняется и в бронзовом веке. О нем свидетельствуют многочисленные изображения «человека-быка» на петроглифах, рогатые шлемы и бронзовые рога — ритуальные музыкальные инструменты огромных размеров (длина 1,5-2,1 м). Их находят обычно парами, они олицетворяют правый и левый рог быка. Другое свидетельство культа быка — захоронения покойников на свежеснятых бычьих шкурах.

Культ солнца — небесного божества, влекомого лошадью в колеснице по голубым полям небес, — индоевропейского происхождения. Символом солнца был золотой диск, окруженный ореолом. Он найден в ряде областей Европы в памятниках бронзового века, в наскальных изображениях Скандинавии, а также в кладах — вместе с моделью колесницы и фигуркой лошади из бронзы. Изображение колеса со спицами или креста в круге также считалось символом солнечного божества. Булавки с головкой в виде колеса с четырьмя спицами типичны для курганной культуры в Центральной Европе и встречены в Северной Европе. Культовые праздники солнца, церемонии, связанные с почитанием его как божества, проходили в середине лета и в середине зимы. Изображение солнца провозили перед народом на солнечной колеснице — это должно было обеспечить счастье и плодородие людям и животным.

Святилища и культовые сооружения бронзового века открыты в ряде мест Европы. Знаменитый Стоунхендж в Англии в его окончательном варианте также относится к бронзовому веку. Деревянное церемониальное или ритуальное сооружение открыто в Нидерландах, в болоте, в 250 м от сухого места. В основе святилище имело каменное кольцо диаметром до 4 м и реконструируется как круглое, с рогообразными выступами на самых верхних балках. Внутри найдены широкие дубовые доски. Оно было возведено около 1050 г. до н. э. Недалеко от него найдены три металлических клада, зарытых между 1100 и 800 гг. до н. э. Это ритуальное сооружение было намеренно разрушено еще в бронзовом веке.

Изменение погребального обряда — от трупоположения к кремации, наблюдавшееся во многих областях Европы зо второй половине II тыс. до н. э., особенно в период сложения культуры погребальных урн, свидетельствует в первую очередь о распространении новых представлений о загробной жизни, согласно которым огонь помогал душе человека освободиться от тела и взлетать в небо. Чтобы «помочь» полету души, в погребальный костер часто клали крылья птиц.

* * *

Бронзовый век Европы не принес существенных изменений в способах производства пищи и вообще средств существования. Бронзовые орудия почти не затронули область сельскохозяйственного производства, во всяком случае вплоть до позднего бронзового века. Изделия из бронзы в первой половине бронзового века — это многочисленные украшения: серьги и височные кольца, шейные гривны, сердцевидные и полулунные подвески, кованые пластинчатые и литые спиралеобразные браслеты, перстни и многочисленные булавки, снабженные разнообразными головками. Из бронзы изготавливалось и оружие — кинжалы, вислообушные топоры, немного позже — втульчатые наконечники копий. Орудия включают плоские топоры с полукруглым лезвием, проушные топоры, ножи. В конце среднего бронзового века появляются первые бронзовые мечи — мощное оружие, которое достигает высокого совершенства в позднем бронзовом и раннем железном веках.

Поздняя часть бронзового века, которая продолжалась около 600 лет начиная с 1300/1250 гг. до н. э., — важный период в истории Европы. Хотя, судя по количеству оружия и по укрепленным поселениям на вершинах холмов, это было довольно беспокойное время, все же в различных областях материальной и духовной культуры наблюдается значительный прогресс. Развивается полое литье бронзы, широко применяются обработка листовой бронзы для изготовления посуды и других изделий, новые сплавы. Значительно совершенствуется наступательное оружие, появляются бронзовые шлемы, поножи, панцири — развитой доспех. Впервые в Европе начинается производство настоящего стекла. Определенный прогресс заметен в строительстве, на транспорте, в производстве керамики. Зрелое и единообразнее выражение приобретает религиозный символизм.

В начале этого периода происходят события мирового значения: микенская цивилизация заканчивает свое существование, в Анатолии гибнет хеттское царство, города Леванта подвергаются значительным разрушениям. Были ли эти события связаны с Европой? Если да, то в какой степени? На этот вопрос до сих пор не получено однозначного ответа, но ряд ученых полагают, что определенная миграция населения из Центральной Европы на юго-восток имела место в позднем бронзовом веке.

Общая картина развития Европы во II тыс. до н. э. будет неполной, если не упомянуть о роли миграций в бронзовом веке. Они не имели столь всеобъемлющего характера и не обладали столь значительными масштабами, как в III тыс. Не было ничего сравнимого по объему с миграциями культур шнуровой керамики и боевых топоров или культуры колоколовидных кубков, миграциями, которые охватили огромные территории соответственно Центральной и Восточной Европы, Западной, Центральной и Южной Европы.

Тем не менее в Европе II тыс. до н. э. имели место значительные передвижения населения, но едва ли можно говорить о сколько-нибудь крупных вторжениях в Европу извне. Скорее наоборот, уже со второй половины III тыс. наблюдается движение племен из Европы в Анатолию. Это означает также, что большая часть Европы во II тыс. должна была быть заселена носителями индоевропейских языков, которые могли появиться в Европе самое позднее во второй половине III тыс., но вероятно, поселились здесь раньше.

К большим миграциям европейского бронзового века можно отнести продвижение с северо-запада в Среднедунайский бассейн культуры курганных могил, которое сопровождалось уничтожением таких местных культур, как культура задунайской инкрустированной керамики и культура Ватья, и изгнанием на восток их носителей. Ход этой миграции и ее результаты, заложившие основы совершенно нового направления развития позднего бронзового века в Среднем Подунавье, подробно исследован в ряде работ археологов центральноевропейских стран.

Сложение другой крупнейшей культуры позднего бронзового века — культуры или скорее культурно-исторической общности полей погребальных урн (Urnenfelderkultur) также иногда объясняется миграционными процессами, но это лишь одно из возможных объяснений. В XII-Х вв. эта общность охватывает значительные территории Центральной Европы, а в Х-VIII вв. распространяет свое влияние и на Западную Европу, проникая в Испанию, Западную Францию, а частью — и на Северную и Юго-Восточную Европу. Определенные проявления культуры полей погребальных урн засвидетельствованы и в Восточной Европе (Калининградская область, запад Украины, Молдавия).

Значение культурно-исторической общности полей погребальных урн в истории Европы состоит в том, что она находится в начале развития, уже не прерываемого более, в конце которого на сцене появляется большинство исторических народов Европы. Предполагают (В. Киммиг), что общность полей погребальных урн может быть сопоставлена с тем языковым слоем, который был выделен X. Краэ аа основе гидронимии Европы и назван им «древнеевропейским». Этот древнеевропейский слой предшествовал образованию иллирийских, кельтских, италийских и германских языков. Местные элементы, вошедшие в состав культурно-исторической общности полей погребений, в конце ее существования стали основой возникновения культур раннего железного века, идентифицируемых с иллирийским, кельтским и венетским этносами. Так, считается, что восточные группы общности полей погребений включали иллирийско-венетский основной элемент.

Область распространения северного (нордического) бронзового века с определенной долей вероятия можно связывать с ареалами прагерманских и прабалтских языков, а территорию срубной культурно-исторической общности многие исследователи сопоставляют с ареалом расселения носителей индо-иранских языков.

Добавить комментарий