ОБОСТРЕНИЕ СОЦИАЛЬНОЙ БОРЬБЫ В ЭЛЛИНИСТИЧЕСКИХ ГОСУДАРСТВАХ И ИХ ЗАВОЕВАНИЕ РИМОМ

Со второй половины III в. в Средиземноморье и Южной Европе начинают отчетливо проявляться новые экономические и политические тенденции. На западе крупнейшим государством становится Рим. К середине III в. он подчинил Центральную и Южную Италию, в том числе все греческие полисы юга Апеннинского полуострова, а после победы в первой войне с Карфагеном — всю Сицилию, кроме небольшого сиракузского царства Гиерона II, сохранившего относительную независимость [+14]. Таким образом, западные греческие полисы как самостоятельные социально-политические единицы и вместе с тем как часть всей системы эллинских полисов перестали существовать, были поглощены Римом.

Видимо, как следствие этого приобрели устойчивость и регулярность торговые и дипломатические связи между Римом и государствами Восточного Средиземноморья, для которых Рим стал преемником их традиционных партнеров в сношениях с Северо-Западным Средиземноморьем. Римляне также были заинтересованы в упрочении этих контактов (особенно в предвидении нового столкновения с Карфагеном), и потому нарушение иллирийскими пиратами безопасности морских путей в Адриатическом и Ионическом морях привело к войне Рима с иллирийцами (229-228 гг.) Это был первый шаг в проникновении Рима на Балканский полуостров, но пока это не вызвало тревоги в Греции и Македонии, так как они были слишком поглощены своими внутренними и межполисными столкновениями.

После смерти Антигона Гоната его наследник Деметрий II (239-229 гг.) попытался восстановить пошатнувшееся после захвата Коринфа ахейцами влияние Македонии в Пелопоннесе и Средней Греции. Это привело к сближению Ахейского и Этолийского союзов и их совместной длительной войне с Деметрием II. Но начавшиеся вторжения иллирийских племен, теснимых бастарнами, заставили Деметрия сосредоточить свои силы на северных границах Македонии. В 229 г. он был разбит дарданами и погиб, иллирийцы заняли северные районы Македонии. Воспользовавшись ситуацией, отпала Фессалия, этолийцы вторглись в юго-западные районы Македонии; Афины за выкуп в 150 талантов добились вывода македонского гарнизона из Пирея; в Пелопоннесе тираны Мегалополя, Аргоса и других городов, не получая помощи от Македонии, сложили власть, полисы присоединились к Ахейскому союзу. Казалось, Македония полностью утратила свои позиции в Греции. Но уже через год преемнику Деметрия II Антигону Досону (229-221 гг.) удалось вновь подчинить себе Фессалию и восстановить влияние Македонии в Средней Греции, а в последующие годы — в Эгеиде и на Пелопоннесе. Причину этих успехов следует искать не в усилении военно-экономического потенциала Македонии, а в нарастающем обострении социальной борьбы в греческих полисах. Главным очагом ее стала Спарта.

К середине III в. в Спарте большая часть спартиатов фактически лишилась своих наделов, число полноправных граждан резко сократилось; по словам Плутарха, спартиатов оказалось не более 700 человек и из них лишь около 100 владели землей. Упала военная мощь Спарты, задолженность ростовщикам стала постоянным явлением даже среди семей старой аристократии, потребность в социальных преобразованиях ощущалась во всех слоях спартанского общества. Первым с предложением реформ выступил молодой царь Агис (245-241 гг.). Воодушевленный идеей восстановления «ликургова строя», он предложил аннулировать долги и произвести передел земли с целью увеличить число полноправных граждан; для осуществления реформы он предоставил имущество и земли своей семьи, призывая богатых граждан последовать его примеру. Эти предложения, встретившие активную поддержку среди обедневших спартиатов, вызвали ожесточенное сопротивление эфората и аристократии. Агис погиб, но выдвинутые им идеи продолжали жить, социальная обстановка в Спарте оставалась напряженной. Через несколько лет с реформами, облеченными в форму восстановления законов Ликурга, выступил царь Клеомен (235-221 гг.). Учитывая опыт Агиса, Клеомен, более зрелый и реалистичный политик и талантливый полководец, предварительно упрочил свое положение успешными действиями в начавшейся в 228 г. войне с Ахейским союзом. Заручившись поддержкой армии, он сначала уничтожил эфорат и изгнал из Спарты 80 наиболее богатых граждан, затем провел кассацию долгов, и передел земли; пополнив число граждан периэками, он создал отряд гоплитов в 4000 человек.

События в Спарте вызвали социальное брожение во всей Греции. Мантинея вышла из Ахейского союза и присоединилась к Клеомену, волнения начались и в других городах Пелопоннеса. В возобновившейся войне с Ахейским союзом Клеомен занял ряд городов, причем его поддерживали народные массы, рассчитывавшие на отмену долгов и передел земли. Напуганное этим олигархическое руководство Ахейского союза, в течение многих лет возглавлявшего борьбу против Македонии, обратилось за помощью к царю Антигону Досону. Арат «в страхе перед уничтожением богатства и облегчением мук бедности, — пишет Плутарх (Клеомен, XVI),- подчинил ахейцев и самого себя… приказам македонских сатрапов». В результате перевес сил оказался на стороне противников Спарты. Тогда Клеомен (как это не раз случалось в античности в критических ситуациях) освободил за выкуп в 5 мин с человека около 6000 илотов и 2000 из них включил в свою армию. Однако и ата крайняя мера не спасла положения: в битве при Селассии (221 г.) значительно более многочисленные объединенные силы Македонии и ахейцев уничтожили спартанскую армию. В Спарту был введен македонский гарнизон, назначен наместник и восстановлен прежний порядок. После победы над Клеоменом Антигон создал Эллинский союз под гегемонией Македонии, в который вошли ахейская федерация, Спарта и другие греческие полисы, за исключением Этолийского союза и Афин. Исследователи по-разному оценивают деятельность Клеомена: одни подчеркивают ее революционность, другие видят в ней лишь стремление возродить гегемонию» Спарты в Пелопоннесе. Но если даже субъективно Клеомен и стремился к гегемонии, то реальная обстановка требовала от него радикальных социальных мероприятий.

Поражение Клеомена не могло остановить нарастание социальных движений. Уже через два года после восстановления олигархических порядков спартанская «молодежь», еще находившаяся под влиянием идеи царя-реформатора, произвела переворот: прежний эфорат был уничтожен, избраны новые эфоры, Спарта вышла из Ахейского союза и присоединилась к этолийцам. Еще более радикальные преобразования пытался провести последователь Клеомена Хилон, но его попытка окончилась неудачей. В 210 г. власть в Спарте захватил тиран Маханид, о его социальной программе сведений не сохранилось, известно лишь, что олигархическое руководство Ахейского союза вело с ним упорную борьбу. В 207 г. во главе спартанского государства становится тиран Набис (Полибий называет его тираном, в надписях же он носит титул царя); внутренняя политика Набиса была в известной мере осуществлением программы Клеомена. Очевидно, с той же целью — пополнить число спартиатов — он освобождал илотов и наделял их и периэков землей, конфискуя для этого имущество наиболее богатых граждан. Политика Набиса встречала поддержку демоса в соседних полисах, благодаря чему удалось присоединить к Спарте некоторые города Пелопоннеса и Крита. Едва ли террор Набиса по отношению к своим политическим противникам проводился с большей, чем обычно, жестокостью, и лишь потому, что он был направлен против современных Полибию и близких по положению и взглядам лиц, его действия резко осуждаются историком и вслед за ним другими древними авторами.

Не менее напряженная социальная борьба шла в Беотии. «Государство беотян,- пишет Полибий,- было окончательно расстроено, и у них в течение чуть ли не 25 лет не было вынесено ни одного приговора ни по частным жалобам, ни по государственным делам» (XX, 6). Чтобы предотвратить социальные конфликты и облегчить положение демоса, руководители Беотийского союза вынуждены были отсрочивать взыскание долгов, устраивать общественные раздачи и обеды. В Этолии долговой вопрос приобрел особую остроту, было поручено стратегам Скопасу и Доримаху разработать законы о кассации долгов, но в результате активного противодействия ростовщиков они не были приняты.

Обострение социальной борьбы в полисах Средней Греции создало благоприятные условия для активизации агрессивной политики Македонии. Пользуясь положением главы Эллинского союза, Филипп V (221-179 гг.) попытался с помощью союзников подчинить Этолийскую федерацию. Эта так называемая Союзническая война (220-217 гг.), сопровождавшаяся опустошительными вторжениями на территорию противников, не принесла, однако, желаемого результата. Тогда Филипп, надеясь укрепиться на Адриатике, вступил в союз с Ганнибалом после его победы при Каннах (215 г.) и начал вытеснять римлян из Иллирии. Это положило начало первой войне Македонии с Римом (215-205 гг.), которая, по существу, была войной Филиппа с его греческими противниками, примкнувшими к Риму, — Этолией, Спартой и Пергамом, и закончилась миром, не разрешившим тех проблем, которые привели к войне. Последние годы III в. были периодом наибольшего политического и экономического усиления Македонии. Этому благоприятствовала и общая политическая ситуация в Восточном Средиземноморье.

После 4-й Сирийской войны между Египтом и царством Селевкидов (219-216 гг.), в результате которой Птолемей IV потерял Келесирию, в Египте начались массовые волнения, охватившие всю страну и длившиеся в Фиваиде около 20 лет. Вслед за этим развернулась ожесточенная придворная борьба вокруг опекунства над малолетним Птолемеем V. Воспользовавшись внутренней неустойчивостью Египта, Филипп V и Антиох III начали захватывать внешние владения Птолемеев: к Македонии отошли все принадлежавшие Птолемеям полисы на Геллеспонте, в Малой Азии и в Эгейском море. Антиох III после победы при Панионе (200 г.) овладел Финикией и Келесирией. Экспансия Македонии ущемляла интересы Родоса и Пергама, что привело к войне (201 г.), где перевес был на стороне Филиппа V. Тогда Родос и Пергам обратились за помощью к римлянам. Для Рима, который после успешного завершения II Пунической войны подчинил все Западное Средиземноморье и перенес свои агрессивные устремления на Восток, это оказалось благоприятным предлогом начать войну с Македонией. Так конфликт между эллинистическими государствами перерос во II Македонскую войну (200-197гг.).

Знаменательно, что и в ходе II Македонской войны важнейшим для воюющих сторон был вопрос, какую позицию займут греческие государства. В упорной дипломатической борьбе перевес оказался на стороне римлян, широко использовавших традиционный демагогический лозунг «свободы» греческих полисов. На сторону Рима перешли Этолийский (в 199 г.) и Ахейский (в 198 г.) союзы, так как имущие слои полисов видели в римлянах силу, способную обеспечить их интересы без одиозной для демоса монархической формы правления. После поражения при Киноскефалах, в котором важную роль сыграла этолийская конница (197 г.), Филипп вынужден был заключить мир, по которому Македония лишалась всех своих владений в Малой Азии, Эгейском море и Греции. Филипп должен был выдать весь флот, уплатить контрибуцию и выдать заложником сына. Вопрос о статусе отнятых у Филиппа территорий решался римским сенатом.

На Истмийских играх в 196 г. сенатская комиссия под председательством Тита Фламинина, направленная для устройства дел в Греции, торжественно провозгласила «свободу» греческих полисов. Но вслед за этим Рим начал распоряжаться в Греции, не считаясь с интересами своих бывших союзников: определял границы государств, разместил свои гарнизоны в Коринфе, Деметриаде и на Халкиде, с помощью сенатской комиссии и послов вмешивался во внутреннюю жизнь Греции. Так, Фессалийскую лигу, где борьба между олигархией и демосом была особенно ожесточенной, Фламинин, руководствуясь цензом, перестроил по образцу Ахейского союза. «Устроив» греческие дела, римляне потребовали от союзников объявления войны Набису, опять-таки под предлогом «освобождения» греческих городов от тирании. В результате военных действий в 192 г. Набис погиб и Спарта утратила свою независимость.

Римляне вывезли из Македонии и Греции огромное количество медных и мраморных статуй, золота и серебра в изделиях, слитках и монетах. «Освобождение» Греции, по существу, было первым шагом в распространении римского господства в Восточном Средиземноморье, началом нового этапа в истории эллинистического мира.

Поражение Македонии в войне с Римом и внутренние осложнения в Египте создали благоприятные условия для усиления политического могущества царства Селевкидов. Начало ему было положено восточным походом Антиоха III (212-204 гг.), во время которого он, подчинив Армению и упрочив свои границы на западе, повторил отчасти маршрут Александра Македонского. Во время II Македонской войны Антиох захватил города Киликии, Ликии и Карий, принадлежавшие ранее Птолемеям, а затем начал подчинять полисы Малой Азии и Фракии, освобожденные Римом из-под власти Македонии. Предвидя неизбежность столкновения с Римом, он уладил свои отношения с соседями в Малой Азии и попытался заручиться союзниками в Греции, где уже возникло недовольство Римом. Против Рима открыто выступали этолийцы, обделенные римлянами при раздаче владений Филиппа. Весьма неуверенно чувствовали себя сторонники Рима в Беотии, где были сильны промакедонские настроения и беотархом был избран Брахилла. С согласия Фламинина Брахилла был убит.

Когда Антиох III высадился на Балканском полуострове, население греческих полисов, по словам Ливия (XXXV, 34), разделилось на два лагеря: «знатные и все вообще благонамеренные стоят за союз с римлянами и довольны настоящим положением, а толпа и те, дела которых не соответствовали их желаниям, хотят всеобщего переворота». Так как власть в большинстве греческих государств была в руках «знатных» и «благонамеренных», к Антиоху присоединились лишь Этолия и Беотийский союз. Война между Антиохом и римлянами развернулась на территории Средней и Северной Греции; многие полисы подверглись грабежу и разорению двух враждебных чужеземных армий. Антиох III после поражений у Фермопил и о. Мионнеса отступил в Лидию; здесь в битве у Магнесии (190 г.) его войска были разгромлены. Вслед за этим капитулировали этолийцы и приняли продиктованные Римом условия мира: территория Этолии значительно сокращалась, все города, занятые римлянами или заключившие с Римом сепаратно дружественный союз, отторгались от Этолийского союза, Этолия теряла свое господство над Дельфами, обязывалась уплатить 500 талантов и выдать заложников.

По мирному договору Антиох вынужден был (помимо уплаты 15 тыс. талантов контрибуции) отказаться от всех своих владений в Европе, а в Малой Азии — от земель к северу от Тавра. Эти области римляне передали из дипломатических соображений своим союзникам — Родосу и Пергаму. Поражение Антиоха оживило сепаратистские тенденции внутри государства Селевкидов: отделились незадолго до того подчиненные области Армении, возобновились волнения в восточных областях. Победа римлян и их союзников над крупнейшим из эллинистических государств — царством Селевкидов — коренным образом изменила политическую ситуацию: ни одно из эллинистических государств не могло более претендовать на гегемонию в Восточном Средиземноморье.

Влияние Рима в Греции после победы над Антиохом еще более усилилось. Внутренние греческие дела, как, например, взаимоотношения Ахейского союза с его членами — Спартой и Мессенией, разбираются римским сенатом. Но одновременно усиливаются и антиримские настроения демоса, недовольство проримской политикой правящих кругов. Полибий сообщает (XXIV, 11, 2-8), например, о появлении в Ахейском союзе оппозиционной группировки, выступавшей против безоговорочного подчинения Риму.

Гораздо больше, чем антиримские настроения в Греции, беспокоили римлян новые попытки Филиппа расширить свои владения и укрепиться на фракийском побережье. Филипп отчетливо сознавал, что новое столкновение с Римом неизбежно, и начал целенаправленно готовиться к нему. За короткое время он сумел восстановить финансы страны, усиленно проводил переселение фракийцев — как для обработки пустующих земель, так и с целью обеспечить надежность приморских городов на случай войны. Рим, в свою очередь, начал дипломатическую подготовку к войне с Македонией, предъявляя ультиматумы Филиппу, рассылая посольства и принимая жалобы на него. Наследовавший Филиппу Персей (179-168 гг.) главное внимание уделял стабилизации внутреннего положения. Он старался приобрести симпатии демоса и внутри Македонии, и в греческих полисах, объявил амнистию всем изгнанникам, кассацию государственных долгов. Вместе с тем он искал союзников среди эллинистических царств. Внутри Греции в 173-172 гг. борьба промакедонских и проримских партий достигает особого напряжения в Этолии, Фессалии и Беотийском союзе и в известной мере носит социальный характер.

Несмотря на промакедонские настроения демоса многих греческих государств, к началу третьей войны с Римом (171 г.) Македония оказалась почти изолированной, к ней присоединились только царь Иллирии и часть эпиротов. В Греции продолжалась борьба партий, но римлянам удалось путем демагогии, угроз и репрессий удержать в повиновении все греческие полисы. В 168 г. в единственном крупном сражении при Пидне римские войска под командованием Луция Эмилия Павла полностью разгромили Персея и его союзников, сам он сдался в плен, и македонское царство прекратило существование.

Объявив македонян «свободными» от тирании царской власти, римляне в то же самое время дали им почувствовать иго победителей: Македония была разделена на четыре изолированных округа, жители каждого из них могли покупать недвижимость и вступать в брак только в своем округе. Римляне отняли у македонян право разрабатывать серебряные рудники, вывозить лес, ввозить соль — все это стало монополией Рима. Особенно жестоко римляне расправились с Эпиром, своим бывшим союзником: более 150 тыс. эпиротов были проданы в рабство, большая часть городов была разрушена. В зависимости от заслуг или вины перед римлянами в войне с Персеем (даже нейтралитет считался виной) были пересмотрены границы греческих полисов. За сочувствие Персею Родос был лишен переданных ему Римом после войны с Антиохом III Ликии и Карии; чтобы подорвать его торговое значение, римляне объявили свободным портом Делос. От Ахейского союза римляне начали отбирать один город за другим. Во всех городах сторонники Македонии были подвергнуты наказаниям или отправлены на суд в Рим.

Расправа с Македонией и Эпиром, вмешательство во внутренние дела греческих полисов резко изменили отношение греков к Риму. Социальная и политическая борьба в греческих городах теперь приобрела характер борьбы против римского господства. Даже в Ахейском союзе к власти приходят элементы, враждебные Риму, усиливается политическая роль средних слоев, делаются попытки облегчить положение демоса отсрочкой уплаты долгов. Римское господство в Македонии вызвало массовое восстание населения в 149 г. под руководством Андриска, выдававшего себя за Филиппа, сына Персея. Почти два года восставшие вели упорную борьбу с Римом. Подавив восстание, римляне превратили Македонию в провинцию римского государства.

Вслед за тем было подавлено и антиримское движение в Греции. Воспользовавшись как предлогом междоусобными войнами в Ахейском союзе, Рим предписал отделить от союза Спарту, Коринф, Аргос, Орхомен и Гераклею. По существу, это означало роспуск союза и вызвало возмущение ахеян. Но неподчинение Риму было равносильно объявлению войны, и сенат направил в Грецию стоявшие в Македонии войска. Ахейский союз вступил в неравную борьбу; чтобы усилить свою армию, ахейцы отпустили на волю и зачислили в армию 12 тыс. рабов. Попытки оказать сопротивление римлянам до их вступления в Пелопоннес оказались безуспешными, центром сопротивления стал Коринф. Хотя война ахейцев против римлян вызывала сочувствие демоса в других греческих полисах, выступить на помощь ахейцам никто не решился. Одни ахейцы выдержать борьбу с Римом не могли, Коринф был взят римлянами, разрушен до основания и сожжен, разрушены были и другие ахейские города. Масса населения была порабощена и вывезена в Рим. Все греческие союзы были распущены, власть в полисах передана олигархам, Греция была подчинена властям провинции Македонии.

Замирив Грецию и Македонию, Рим начал наступление на государства Малой Азии. Проникшие туда римские торговцы и ростовщики все более подчиняли внешнюю и внутреннюю политику этих государств интересам Рима. В наиболее тяжелом положении оказался Пергам, где социальная обстановка была столь напряженной, что Аттал III (139-133 гг.), не надеясь на устойчивость существующего режима, завещал свое царство Риму. Но ни этот акт, ни реформа, которую пыталась провести знать после его смерти, не смогли предотвратить народного движения, охватившего всю страну и направленного против римлян и местной знати. Более трех лет (132-129 гг.) восставшие земледельцы, рабы и неполноправное население городов под руководством Аристоника оказывали упорное сопротивление римлянам. После подавления восстания Пергам был превращен в провинцию Азию.

Восстание Аристоника было одним из звеньев прокатившейся по Средиземноморью в конце II в. волны рабских восстаний. Начало им положило 1-е восстание рабов в Сицилии (137-132 гг.); около 130 г. на Делосе вспыхнуло быстро подавленное восстание рабов, привезенных, туда для продажи; к этому же времени относится восстание рабов в Лаврийских рудниках в Аттике, тоже, по-видимому, быстро подавленное. Более длительным было рабское восстание в Лаврийских рудниках в 103/102 г., где работавшие в рудниках скованными рабы перебили стражу, овладели крепостью на Сунии и долгое время опустошали Аттику.

Политическая история эллинистического мира во II-I вв. — это история постепенного подчинения одной страны за другой римскому господству. Предпосылками этого являются, с одной стороны, потребности экономического развития античного общества в целом, в том числе и эллинистических государств, требовавшие установления более тесных и устойчивых экономических связей между Западным и Восточным Средиземноморьем; с другой стороны, противоречия во внешнеполитических взаимоотношениях и внутренняя социально-политическая неустойчивость эллинистических государств, ослаблявшие их сопротивление римской агрессии. Объединение Западного Средиземноморья под властью Рима внесло существенные изменения в традиционные торговые связи Греции с Сипилией и другими греческими колониями на Западе и в упрочившиеся в III в. связи Египта и Сирии с Северной Африкой и Италией. Начался процесс нового перемещения торговых путей и экономических центров, активного проникновения римлян на Восток и приспособления восточных экономических центров к новой ситуации. Военная и экономическая экспансия римлян сопровождалась интенсивным развитием рабовладельческих отношений в Италии и в завоеванных областях: в ходе завоеваний происходило массовое порабощение населения, расширялась торговля рабами и сфера применения рабского труда.

Все эти явления находили отражение во внутренней жизни эллинистических государств. Обостряется борьба в верхах эллинистического общества между слоями преимущественно городской знати, заинтересованной в расширении товарного производства, торговли и рабовладения, и знати, связанной с царским административным аппаратом и храмами, жившей в основном за счет традиционных форм эксплуатации сельского хозяйства. Эта борьба выливалась в дворцовые перевороты, династические войны, городские восстания, выступления народных масс против налогового гнета, злоупотреблений государственного аппарата, ростовщичества и порабощения, перерастая иногда в своего рода гражданские войны, истощавшие экономику и военные силы государства.

Так было в Египте, где длительные и ожесточенные династические войны переплетались с массовыми народными движениями. В державе Селевкидов, также раздираемой династическими войнами, усиливаются сепаратистские движения в сатрапиях; в конце II в. Парфия захватывает Вавилонию, Персию и Мидию, в начале I в. отпадают Иудея (где уже несколько десятилетий шла борьба против господства Селевкидов) и Коммагена; добиваются автономии крупные города (Антиохия, Лаодикея, Апамея и др.). Сократившееся до территории одной только Сирии царство Селевкидов в 83-69 гг. было подчинено царем Армении Тиграном, а в 64 г. до н. э. Помпеи присоединил его к Риму в качестве провинции Сирии.

В I в. до н. э. очагом сопротивления римской экспансии в Малой Азии стало Понтийское государство, которое при Митридате VI Евпаторе превратилось в крупную державу и распространило свою власть почти на все побережье Черного моря. В 89 г. Митридат Евпатор начал войну с Римом, его выступление нашло поддержку среди широких слоев населения Греции и особенно в провинции Азии, где римские публиканы беззастенчиво грабили подвластные им территории. Вражда к Риму была так велика, что по приказу Митридата в один день в Малой Азии было вырезано огромное число римлян и италиков, включая женщин, детей и рабов. Войска Митридата после безуспешной попытки взять Родос высадились в Северной и Средней Греции, и к 88 г. без особого труда заняли почти всю Грецию. В Афинах власть оказалась в руках ставленника Митридата тирана-эпикурейца Аристиона.

Однако успехи Митридата были недолговременны. Направленная в Грецию под командованием Суллы римская армия нанесла поражение понтийскому войску под Херонеей и Орхоменом, после длительной осады Сулла взял и разгромил Афины и Пирей. Последовавшие за тем социальные мероприятия Митридата — кассация долгов, раздел земель, предоставление гражданства метекам и рабам — лишили его поддержки зажиточных слоев граждан. В 85 г. Митридат вынужден был признать себя побежденным и по Дарданскому мирному договору отказался от своих завоеваний в Греции и Малой Азии.

Он еще дважды — в 83-81 и 73-53 гг.- пытался, используя антиримские настроения, приостановить проникновение римлян в Причерноморье и Малую Азию, но расстановка социальных сил и тенденции исторического развития предопределили окончательное поражение понтийского царя.

В начале I в. до н. э. владения Рима вплотную подступили к границам Египта. В 96 г. Киренаика, отделившаяся за два десятилетия до этого от Египта, перешла к Риму. Царство Птолемеев по-прежнему сотрясали династические распри и народные движения. И хотя в римском сенате неоднократно дебатировался вопрос о присоединении Египта, внутреннее и внешнеполитическое положение не позволяло Риму начать открытую войну против этого еще относительно сильного и стратегически труднодоступного государства. Только в 48 г. Цезарь, преследуя Помпея, ввел в Александрию свои войска. Но и он после восьмимесячной упорной войны с египтянами, в первую очередь с александрийцами, ограничился присоединением Египта в качестве союзного царства. Потребовалось еще почти два десятилетия для того, чтобы Александрия, крупнейший центр ремесла, науки и искусства и важнейший торговый порт в Средиземноморье, столица одной из наиболее богатых стран, примирилась с неизбежностью подчинения римскому господству. В 30 г. до н. э. после победы над Антонием Август почти без сопротивления занял Александрию и подчинил Египет.

Эллинистический мир как политическая система был поглощен Римской империей, но элементы социально-экономической структуры, сложившиеся в эллинистическую эпоху, оказали огромное воздействие на дальнейшее развитие Восточного Средиземноморья и в значительной мере определили его специфику. Важнейшим наследием эллинистического мира была созданная им культура, получившая затем широкое распространение на периферии эллинистического мира и оказавшая огромное влияние на развитие римской культуры, и особенно культуры восточных римских провинций.


[+14] Гиерон II был провозглашен царем Сиракуз после победы над мамертинцами в 269 г. Благодаря его осторожной и гибкой политике в отношениях с Римом Сиракузское царство просуществовало до 215 г. до н. э.

Добавить комментарий