ОБРАЗОВАНИЕ ЭЛЛИНИСТИЧЕСКИХ ГОСУДАРСТВ

К моменту смерти Александра Македонского его держава охватывала Балканский полуостров, острова Эгейского моря, Малую Азию, Египет, всю Переднюю Азию, южные районы Средней Азии и часть Центральной Азии до нижнего течения Инда. Впервые в истории такая огромная территория оказалась в рамках одной политической структуры. В процессе завоеваний были разведаны и освоены (путем основания городов, размещения гарнизонов, устройства колодцев и т. п.) пути сообщения и торговли между отдаленными областями. Избыточному населению греческих полисов и городов Финикии и Междуречья были открыты широкие возможности для колонизации и эксплуатации завоеванных территорий. Однако переход к мирному освоению новых земель произошел не сразу, первые десятилетия были наполнены ожесточенными столкновениями между полководцами Александра — их обычно называют диадохами (преемниками), — боровшимися за раздел его наследия.

Важнейшей политической силой и материальной опорой государственной власти в державе Александра была армия, она и определила формы управления государством после его смерти. В результате непродолжительной борьбы между пехотой и гетайрами было достигнуто соглашение, по которому держава сохранялась как единое целое, а наследниками Александра были провозглашены Арридей (ставленник пехоты, получивший по воцарении имя Филипп III) и рожденный Роксаной спустя некоторое время после смерти Александра его сын Александр IV. Фактически же власть оказалась в руках небольшой группы знатных македонян, занимавших при Александре высшие воинские и придворные должности; регентом, по существу, оказался Пердикка, так как Кратер, назначенный простатом (главой, правителем) царства, был в пути, сопровождая ветеранов в Грецию. Управление Грецией и Македонией было оставлено за Антипатром, Фракия передана Лисимаху. В Малой Азии самое влиятельное положение занимал Антигон, сатрап Великой Фригии, получивший к тому же Ликию и Памфилию; доставшиеся греку Евмену из Кардии (занимавшему должность секретаря при Александре) сатрапии Пафлагонию и Каппадокию, по существу, еще предстояло завоевать, так как они лишь номинально входили в державу Александра. Египет был передан в управление Птолемею Лагу, восточные области остались под властью сатрапов, назначенных Александром. Командующим конницей гетайров был поставлен Селевк.

Известие о смерти Александра вызвало новую вспышку антимакедонского движения в Греции, и прежде всего в Афинах. В афинском народном собрании преобладание получили враждебные Македонии группировки во главе с Гиперидом. Совет пятисот вступил в переговоры с Леосфеном, одним из командиров наемников, участвовавшим в походах Александра, афинянином по происхождению, находившимся в это время с отрядом в 8 тыс. воинов у мыса Тенар в Пелопоннесе; во многие полисы были разосланы посольства с призывом начать войну за освобождение Греции; Демосфен, находившийся в изгнании, с торжеством вернулся на родину. К Афинам примкнули Этолия, Фокида, Локрида, часть фессалийцев и некоторые города Пелопоннеса. Армиям афинян и их союзников под командованием Леосфена удалось оттеснить войска Антипатра за Фермопилы и осадить в городе Ламии (поэтому последующие события обычно называют Ламийской войной), после чего к восставшим присоединились остальные фессалийцы, Аргос и Коринф. Но затем с подходом Кратера перевес сил оказался на стороне македонян: греческий флот был разбит у о. Аморгос, а сухопутные войска — в битве при Кранноне (322 г.). Сопротивление греков было сломлено. Антипатр сурово расправился с побежденными. Наибольшее наказание понесли Афины, как зачинщик войны: на город была наложена контрибуция, в Мунихии размещен македонский гарнизон, на Самос возвращены изгнанники, демократия была ликвидирована, вожди казнены (Демосфен, спасаясь от преследователей, принял яд). По установленному цензу (владение имуществом в 2000 драхм), как сообщает Плутарх (Фокион, XXVIII), более 12 тыс. афинян лишились гражданских прав и часть их была переселена Антипатром во вновь основанный полис во Фракию.

Во Фракии в это время назначенный туда сатрапом Лисимах вел войну с царем одрисов Севтом III, пытаясь вновь подчинить его Македонии. А в восточной половине державы Пердикка, используя настроения в армии, привыкшей жить грабежом завоеванных территорий, пытался упрочить свое единовластие. Ему удалось подчинить Каппадокию, по его поручению сатрап Мидии Пифон подавил восстание греко-македонских войск в Бактрии, покинувших гарнизоны и двигавшихся на запад с намерением вернуться на родину. Но действия Пердикки против Птолемея, захватившего отправленный в Македонию гроб с телом Александра, натолкнулись на сопротивление других сатрапов и военачальников и положили начало длительному периоду борьбы диадохов. Сведения об этом периоде, сохранившиеся в источниках, отрывочны и запутанны, можно наметить лишь основные линии исторического процесса.

Поход Пердикки в Египет (321 г.) оказался малоуспешным, вызвал недовольство армии, в результате чего он был убит своими же командирами. В это время в Малой Азии в столкновении с Евменом, оставленным Пердиккой для обороны тыла, погиб Кратер. После этих событий в Трипарадисе (в Сирии) произошло второе распределение должностей и сатрапий (321 г.). Регентство перешло к Антипатру, правившему Грецией и Македонией, к нему вскоре была перевезена царская семья. Антигон получил полномочия стратега-автократора Азии, и в его ведение перешли все царские войска, находившиеся там. Таким образом, центр державы как бы переносился на запад, но так как большая часть армии оставалась на востоке, то значение должности регента, естественно, уменьшалось. Селевк получил сатрапию Вавилонию, были произведены некоторые перемещения среди второстепенных сатрапов. Война с Евменом и другими сторонниками Пердикки была поручена Антигону. Решения, принятые в Трипарадисе, свидетельствуют о том, что диадохи, сохраняя номинальное единство державы под властью македонской династии, фактически уже начинают отказываться от организационного единства империи.

В ближайшие два года Антигон почти полностью вытеснил Евмена из Малой Азии, но в 319 г. умер Антипатр, передав свои полномочия Полиперхонту, одному из старых и преданных македонской династии полководцев, и политическая ситуация вновь резко изменилась. Против Полиперхонта выступил сын Антипатра Кассандр, нашедший поддержку у Антигона. В ответ на это Полиперхонт вступил в сношения с Евменом и от имени царей назначил его стратегом Азии (взамен Антигона), предоставив ему полномочия распоряжаться царской казной для набора войска. В короткое время Евмен набрал значительную армию, война диадохов возобновилась с новой силой.

Важнейшим плацдармом стали Греция и Македония, где в борьбу между Полиперхонтом и Кассандром были втянуты и царский дом, и македонская знать, и греческие полисы.

Чтобы ослабить Кассандра, гарнизоны которого стояли в Афинах и других городах, и привлечь на свою сторону греческие полисы, Полиперхонт от имени царей издал указ (сохранившийся в пересказе Диодора — XVIII, 56) о восстановлении в Греции «свободы» — политического статуса, существовавшего до Ламийской войны, в результате чего в Афинах и других городах произошли антиолигархические перевороты. Для повышения авторитета своей власти Полиперхонт пригласил переехать в Македонию царицу Олимпиаду, мать Александра, жившую в Эпире при дворе своего брата, и взять на себя воспитание внука. Олимпиада, издавна враждовавшая с домом Антипатра, вторглась в Македонию с небольшим войском из эпиротов, захватила и казнила Филиппа III Арридея, его жену Евридику и еще ряд знатных македонян, в том числе брата Кассандра, сводя старые счеты.

Кассандр поспешно двинулся в Македонию, окружил Пидну, где укрылась Олимпиада, и после длительной осады в 316 г. добился ее выдачи. Не решаясь самовластно учинить расправу над старой царицей, женой Филиппа II и матерью Александра, он передал ее суду войскового собрания и с помощью родственников казненных Олимпиадой знатных македонян добился ее осуждения и казни. Александр IV и его мать Роксана также оказались в руках Кассандра, но уже не на положении царствующей семьи, а скорее в качестве пленников или заложников.

Успехи Кассандра в Македонии, нерешительность и неудачи Полиперхонта имели следствием смену ориентации в греческих полисах. Афины, не получая помощи от Полиперхонта, начали переговоры с Кассандром, гарнизон которого занимал Пирей. В результате заключенного компромиссного договора афиняне сохранили свою территорию и флот, но в Мунихии и в Панакте (пограничной с Беотией крепости) были оставлены македонские гарнизоны; восстанавливалась введенная Антипатром цензовая конституция, но ценз был снижен с 2000 до 1000 драхм; во главе полиса был поставлен наместник (эпимелет) Деметрий Фалерский, философ-перипатетик умеренно-олигархических взглядов, управлявший Афинами в течение 10 лет (318-308 гг.).

Снисходительное отношение Кассандра к Афинам и предпринятое им восстановление Фив, разрушенных Александром в 335 г., способствовали расширению его влияния в Греции. Женитьба на Фессалонике, дочери Филиппа II, сводной сестре Александра, открывала Кассандру легитимный путь к македонскому престолу, но ситуация в восточной половине державы удерживала его от последнего решительного шага к царской власти.

К 316 г. Антигон, одержав победу над Евменом и сатрапами Мидии, Персиды и Вавилонии, стал самым могущественным из диадохов: помимо названных сатрапий, в его владения входила значительная часть Малой Азии, к тому же он обладал огромными денежными средствами для найма и содержания армии. Возникла угроза распространения его власти и на другие сатрапии. Это заставило Птолемея, Селевка и Кассандра заключить союз против Антигона, к ним примкнул и Лисимах, до сих пор не вмешивавшийся в борьбу диадохов, так как был занят расширением и укреплением своих владений во Фракии и на западном побережье Черного моря. Началась новая серия сражений на море и на суше в пределах Сирии, Финикии. Вавилонии, Малой Азии, Греции и Фракии.

Война между Антигоном и коалицией шла с переменным успехом. Антигон сделал попытку закрепиться во Фракии. Вероятно, не без его влияния против Лисимаха восстали Каллатия и другие западнопонтийские города в союзе с соседними скифскими и фракийскими племенами. В поддержку им Антигон выслал флот и сухопутную армию и заключил военный союз с царем одрисов Севтом. Однако Лисимах успешно справился с противниками, не дав им объединить свои силы (сопротивление продолжала оказывать лишь Каллатия). В 311 г. между Антигоном, Птолемеем, Кассандром и Лисимахом был заключен мир, свидетельствующий, что никто из них не достиг своей цели: Антигон вынужден был признать Кассандра стратегом Европы, Кассандр — согласиться с предоставленхюм независимости греческим городам, Птолемей — отказаться от притязаний на Сирию, а Лисимах — на Геллеспонтскую Фригию. Хотя в соглашении о мире еще фигурировало имя царя Александра IV, фактически о единстве державы уже не было речи, диадохи выступали как самостоятельные независимые правители подвластных им территорий. К тому же во многом соглашение оказалось фикцией, и война возобновилась.

К 307 г. исчезла последняя формальная связь между частями бывшей державы Александра: Роксана и ее сын были убиты по распоряжению Кассандра. С целью завладеть Македонией и македонским престолом Антигон начал подготовку стратегической базы в Греции. Еще до этого на Кикладах под его протекторатом был создан Союз несиотов (островитян) с центром на Делосе. В 307 г. Антигон отправил своего сына Деметрия с сильным флотом к Афинам и провозгласил «освобождение» греческих полисов. Деметрий изгнал гарнизоны Кассандра из Аттики, в Афинах была восстановлена демократия, за что демос декретировал божеские почести Антигону и Деметрию.

Греческие полисы играли важную роль в первую очередь как стратегические опорные пункты, но, очевидно, не в меньшей степени и как арсеналы вооружения и источники пополнения командного и рядового состава армии. Вопрос о взаимоотношениях диадохов с полисами имел и социально-психологический аспект, так как значительная часть армий состояла из греческих наемников. Используя социально-политическую борьбу внутри полисов и традиционные тенденции к политической независимости, диадохи — Полиперхонт, Антигон, Птолемей — провозглашали «свободу» греческих полисов. Демагогический характер манифестов об «освобождении» греческих полисов отчетливо вырисовывается из сохранившейся надписи из Скепсиса (OGIS, 5), содержащей послание Антигона в связи с заключением мира в 311 г., в котором соглашение, заключенное диадохами, изображается как забота Антигона о «свободе эллинов, ради которой мы (т. е. Антигон) делали немалые уступки». Оказывая поддержку то демосу, то олигархии, диадохи добивались при этом права размещать свои гарнизоны на территории полисов. Политические перевороты сопровождались конфискациями, изгнаниями и казнями, столкновения диадохов из-за того или иного полиса влекли за собой жестокие репрессии и разграбление.

Но успех в Греции во многом зависел от господства на море, где наиболее серьезным соперником был Птолемей, располагавший мощным флотом и портами в союзных с ним греческих полисах. В 306 г. возле Саламина на Кипре Деметрий, сын Антигона, разгромил флот Птолемея. После этой крупной победы Антигон присвоил себе и Деметрию царские титулы, заявив тем самым уже открыто претензию на македонский престол. В ответ на это Лисимах, Кассандр, Птолемей и Селевк также провозглашают себя царями. Предпринятый затем поход против Египта оказался неудачным для Антигона, тогда он направил удар против Родоса, одного из наиболее важных в стратегическом и экономическом отношении союзников Птолемея. В результате двухлетней (305-304 гг.) осады Деметрием (получившим за искусную осаду прозвище Полиоркета — Осаждателя города) Родос вынужден был заключить мир с Антигоном. Только после этого Деметрию удалось добиться значительных успехов в Греции: он изгнал гарнизоны Кассандра из ряда городов Пелопоннеса, возобновил Коринфский союз, объявил «свободной» всю Грецию и двинулся в Фессалию. Возникла реальная угроза для Кассандра и Лисимаха.

К этому времени Селевк, пользуясь тем, что силы и цели Антигона были направлены на усиление его позиции на западе, совершил поход по восточным сатрапиям вплоть до Индии и вернулся в Вавилон, обладая достаточно крупными материальными ресурсами и военными силами, чтобы вступить в борьбу с Антигоном. Вновь против Антигона объединились все его противники, в решающем сражении при Ипсе в 301 г. Лисимах, Селевк и Кассандр нанесли полное поражение Антигону, сам он погиб в бою. Деметрий с остатками войска отступил к Эфесу; в его власти оставались еще сильный флот и некоторые города Малой Азии, Греции и Финикии. Владения Антигона были поделены главным образом между Селевком и Лисимахом; Птолемей, ограничившийся захватом Южной Сирии и не участвовавший в разгроме Антигона, удержал лишь фактически занятые им районы. Битву при Инее в известной мере можно считать рубежом, положившим начало существованию одного из крупнейших эллинистических государств — царства Селевкидов, включившего в себя все восточные и переднеазиатские сатрапии державы Александра и некоторые районы Малой Азии. Несколько раньше определились границы царства Птолемеев: в него вошли Египет, Киренаика и Келесирия. Только этим можно объяснить тот факт, что Птолемей Керавн вскоре после убийства им в 280 г. Селевка был провозглашен царем Македонии, почти не имея для этого-законных оснований [+11].

Продолжение


[+11] Птолемей Керавн был старшим сыном Птолемея I, а по матери — внуком Антипатра и кузеном Кассандра. Незадолго до этого (в 285 г.) он бежал из Египта, так как Птолемей объявил своим соправителем и наследником младшего сына — Птолемея II.

Добавить комментарий