ЭНЕОЛИТ

В IV и начале III тыс. процесс «неолитизации» Европы продолжался. Производящее хозяйство все дальше и дальше продвигалось на север, северо-запад и северо-восток, охватывая новые регионы, которые были заселены только охотниками и рыболовами. Земледельческие общины появились на территории Швейцарии, Англии, Скандинавии. Земледелие проникало в области с менее плодородными почвами, увеличивалось общее количество обрабатываемых и засеваемых земель, росло население и увеличивалась его плотность.

«Неолитизапия» обширных районов Северной Европы связана с возникновением культуры воронковидных кубков и расселением ее носителей. Ее ареал постепенно охватывал значительную часть Среднеевропейской равнины, юг Скандинавии и др. :

Распространение земледелия хорошо прослеживается в Скандинавии. Между 3400 и 3100 гг. производящее хозяйство охватило Датские острова и Южную Швецию (воронковидные кубки ступени А). Появились ли здесь первые земледельцы извне или же местное население восприняло новую экономику — не выяснено. Между 3100 и 2700 гг. производящее хозяйство известно уже на юге Норвегии и на северном берегу Меларского озера (воронковидные кубки ступени С). В это время были осуществлены обширные расчистки лесов (в основном путем выжигания) с целью создания пастбищ для скота. Эта вторая ступень распространения земледелия в Скандинавии была кратковременной. После 2700 г. никаких следов производящего хозяйства на большей части Скандинавии, за исключением Скании (Южная Швеция), части Западной Швеции и острова Эланд, нет. Однако и здесь между 2500 и 2200 гг. наблюдается меньшая активность. До Финляндии культура воронковидных кубков не дошла, и здесь производящее хозяйство появилось лишь на рубеже III и II тыс.

Экономика культуры воронковидных кубков стояла на значительно более высоком уровне, чем хозяйство первых земледельцев Европы в начале VI тыс. За 2500 лет земледелие в Европе сделало существенные прогрессивные шаги. Достаточно сказать, что земледелие культуры воронковидных кубков было уже пахотным. Следы вспашки найдены под курганными насыпями культуры воронковидных кубков в Сарнове (ПНР) и Стененге (Дания). Свидетельства применения плуга обнаружены в одновременных памятниках Голландии и Англии. Уже для культуры линейно-ленточной керамики доказана кастрация быков. Именно волов могли запрягать в плуг и использовать как тягловую силу в санях, волокушах и повозках. Последние изредка изображаются на керамике поздних воронковидных кубков. Многочисленные деревянные вымостки того времени длиной до 1200 м, найденные в болотах Англии и Голландии, считаются аргументом в пользу существования колесного транспорта.

Земледелие культуры воронковидных кубков основывалось на древних видах культурных злаков, прежде всего на пленчатых пшеницах. Ячмень и мягкие пшеницы, видимо, не играли существенной роли. В составе стада преобладал крупный рогатый скот, овцы/козы и свиньи встречены примерно в одинаковом количестве. Роль охоты в хозяйстве едва ли была велика.

На территории ФРГ и Швейцарии расширение ареала производящей экономики связано с возникновением культуры Михельсберг. Поселения этой культуры располагались обычно вдоль рек, у озер и на возвышенностях. На поселении Аренштейн встречены остатки нескольких видов пшениц и шестирядного ячменя. По данным из Хетценберга (ФРГ), в состав стада входил крупный и мелкий рогатый скот почти в равных пропорциях при незначительном количестве свиней. Именно крупный рогатый скот был основным источником мясной пищи. Некоторые ученые считают, что михельсбергские поселения, найденные в Альпах, дают свидетельства отгонного скотоводства.

Важнейшим историческим событием V-IV тыс. стало сложение крупного центра высокоразвитых земледельческо-скотоводческих культур на юго-востоке Европы. Этот центр охватывал Балканский полуостров и юг Апеннинского, Нижнее и Среднее Подунавье, территорию Трансильвании, Молдавии и правобережной Украины. Основой его возникновения были традиции раннеземледельческих культур с расписной керамикой, таких, как Протосескло, Старчево, Кёрёш, Криш. Но вероятно, что новые импульсы с Переднего Востока способствовали становлению на Балканах и в Подунавье культур, достигших высоких ступеней экономического, социального и духовного развития. Связи с Малой Азией и Восточным Средиземноморьем в V — IV тыс. стали интенсивнее.

Древнейшими представителями этого юго-восточного центра можно считать такие культуры, как Сескло в Фессалии (конец VI — первая половина V тыс.) и Димини (конец V и начало IV тыс.). Во второй половине V тыс. до я. э. на Балканах и в Карпатском бассейне сложилась высокоразвитая культура Винча, во Фракии — культура Караново III — Веселиново, в Нижнем Подунавье — культуры Дудешть и Хаманджия. В начале IV тыс. этот центр охватил еще более значительные территории — почти весь Карпатский бассейн (культуры Лендьел, Петрешть, Тисаполгар), Нижнее Подунавье (Варна, Гумельница), Молдавию и часть Украины, где в это время складывается трипольско-кукутенская историко-культурная общность.

Культуры, входившие в этот центр, могут быть названы энеолитическими, им известен металл — медь и золото. Правда, первые мелкие медные изделия изредка встречаются уже в культурах первичного неолита, но в юго-восточном центре широко развивается металлургия и металлообработка, прежде всего меди.

Культуры юго-восточного центра сделали заметные успехи в области экономики. С полным основанием ученые предполагают, что в земледелии таких культур, как Гумельница, Вэдастра, Триполье, применялись соха или примитивный плуг, а в качестве тягловой силы — волы. Был известен и бесколесный транспорт — сани, волокуши. Медь и золото использовались для изготовления украшений, а медь-для отливки плоских и проушных топоров и тесел. По крайней мере в IV тыс. такие домашние производства, как ткачество, кожевенное дело, изготовление керамики, вероятно, уже выделились в самостоятельные ремесла наряду с металлургией и металлообработкой. Широкое развитие получили обмен и меновая торговля. Объектами их были в первую очередь металлы и изделия из них, предметы роскоши, престижа, ритуала, украшения, морские раковины, обсидиан и даже высококачественная керамика. Обмен видимо, затрагивал преимущественно верхушку общества.

Не только в экономическом, но и в социальном отношении это общество стояло выше остальной Европы. Анализ размеров и структуры поселений, изучение могильников показывают, что эгалитарное племенное общество неолита — это пройденный этап социального развития для культур юго-восточного центра. Процесс социальной и имущественной дифференциации здесь уже начался, общество приобретало иерархическую структуру, что нашло отражение как в иерархичности системы поселений, так и в могильниках типа Варны, ярко свидетельствующих, что в руках верхушки общества уже были сосредоточены большие богатства, прежде всего золото.

Значительные успехи были достигнуты и в области духовной культуры. Религиозные представления неолитических земледельцев Европы получили дальнейшее развитие. Целый пантеон земледельческих божеств почитался энеолитическими обитателями юго-востока Европы. Культы этих божеств отправлялись в специально построенных святилищах и даже, возможно, храмах. Такие храмы раскопаны в Кэсчиоареле близ Бухареста (культура Боян). Стены одного из храмов были расписаны красными и зелеными спиральными узорами. Имелись глиняные столбы со сложной росписью. В верхних слоях Кэсчиоареле (культура Гумельница) открыта модель храма из четырех зданий на высоком подиуме. В энеолите Юго-Восточной Европы засвидетельствовано существование письменности в различных формах: это и так называемая протописьменность в виде миниатюрных глиняных изображений различных предметов, существ и символов чисел, и пиктографическое письмо, и знаки линейного письма, особенно часто встречающиеся на сосудах Винчи.

В Греции земледелие и животноводство на протяжении VI-IV тыс. оставались основой экономики культур типа Сескло и Димини. В земледелии отмечено несколько важных тенденций: все большее видовое разнообразие возделываемых культур, их возрастающая чистота, введение новых видовых групп культурных растений, специализация тех или иных районов на выращивании определенных видов культурных растений. Изменения в скотоводстве менее заметны: наблюдается лишь общее уменьшение роли мелкого рогатого скота и свиней при одновременном увеличении поголовья крупного рогатого скота.

В энеолитической культуре Гумельница (НРБ, СРР) земледельцы в качестве пахотного орудия использовали соху из дерева и оленьего рога, а в качестве тягловой силы — быка или вола. Основной зерновой культурой Гумельницы (НРБ) в IV тыс. была пшеница (однозернянка, эммер, спельта), известен многорядный ячмень. Из бобовых выращивались вика, чечевица, горох. Полагают даже, что на территории Болгарии существовало примитивное искусственное орошение, при котором использовались разливы рек, приносившие полям не только воду, но и плодородный ил. В местах разливов возводились дамбы, которые должны были направлять паводковые воды на поля. В стаде наиболее видную роль играл крупный рогатый скот. Он давал много мяса и использовался в качестве тягловой силы. Не исключено отгонное скотоводство. Важной отраслью хозяйства оставалась охота.

Особенностью земледелия культуры Винча было выращивание пшеницы при почти полном отсутствии ячменя. Сеяли просо, видимо привлекавшее быстрым вызреванием, овес. Бобовые растения не играли существенной роли. Крупный рогатый скот или свиньи преобладали в составе стад, которые еще не были большими, и воздействие человека на окружающие леса не могло быть серьезным. Охота велась на благородного оленя и кабана.

В культуре Лендьед в IV тыс, важную роль приобрели пшеница-спельта и двурядный ячмень. Напротив, земледелие в культуре Тиса того же времени основывалось на древних пленчатых пшеницах — эммере и однозернянке, но выращивали еще и многорядный, голозерный ячмень. Большое значение имел посевной горох.

Крупный рогатый скот преобладал в составе стада во всех культурах IV тыс. в Карпатском бассейне, причем встречались как недавно доместицированные формы, так и появившиеся в результате скрещивания дикого быка и домашнего скота. Роль овец и коз, столь значительная в неолите, падает. Резко возрастает значение охоты. Частым явлением становится отлов молодых животных — зубра и кабана — для приручения и пополнения стад.

Трипольско-кукутенская культурно-историческая общность с момента возникновения в начале IV тыс. характеризовалась производящей земледельческо-скотоводческой экономикой. Основной зерновой культурой была пшеница, но часто высевали и ячмень, Сеяли также просо, возможно, овес. Из бобовых выращивали горох, вику, чечевицу, вику-эрвилию. Лен и конопля давали растительное масло. Есть свидетельства выращивания алычи, абрикосов, слив и даже винограда, но их немного: видимо, садоводство и виноградарство, если и существовали, были в зачаточном состоянии. До сих пор многие считают, что трипольско-кукутенское земледелие было мотыжным. Но учитывая общий уровень культурного и экономического развития этой общности, размеры трипольских поселений и количество их обитателей, а также использование упряжек быков или волов и появление сохи или плуга в соседних культурах, можно предположить пахотный характер трипольского земледелия, хотя сам плуг, вероятно деревянный, еще не найден.

Данные о скотоводстве и охоте трипольского населения очень многочисленны, но их полный анализ до сих пор не проделан. На огромном большинстве трипольских поселений скотоводство преобладало над охотой и по соотношению особей домашних и диких, животных, и по количеству мяса, которое скотоводство давало населению. Крупный рогатый скот был основным у трипольского населения почти на протяжении всего развития культуры. Лишь на некоторых поселениях свиней было больше, чем крупного рогатого скота, но значение свиноводства падало по мере уменьшения площади лесов, особенно на юге трипольского ареала. С появлением позднетрипольских поселений в причерноморских степях резко возросла роль мелкого рогатого скота. Кости овец и коз составляют на этих поселениях 45% всего фаунистического материала. Вопрос о доместикации лошади в трипольской культуре не может считаться окончательно решенным. Кости лошади встречаются с самого начала культуры, но в небольшом количестве.

Основной объект охоты — благородный олень, а также кабан и косуля. Интересны свидетельства пушной охоты (рысь, лисица, бобр, волк, выдра). Трипольпы занимались и рыболовством, ловили сомов, вырезуба, карпа, окуней. Очень развитым было собирательство наземных и речных моллюсков, яблок-дичков, груш, черешни, вишни, боярышника, терна.

Первые шахты по добыче кремня и красящих веществ в Европе появились уже в палеолите. В энеолите использование шахт приобрело гораздо более крупные масштабы. С помощью щахт добывали не только высококачественный кремень и другие породы камня, но и металлические руды, в первую очередь медные. В Кшемёнках (ПНР) найдены шахты культуры воронковидных кубков для добычи полосатого кремня. Район древних шахт простирается на 4 км в длину при ширине 30-120 м. Здесь открыто около тысячи шахт глубиной 4-11 м. Некоторые из них связаны галереями высотой до 60 см. В качестве орудий труда применялись роговые кирки и каменные молоты. Опыт, накопленный при добыче кремня в шахтах, был использован и при добыче медной руды, например в шахтах Рудна Глава (СФРЮ). Шахты отрывали сверху, в затем уже следовали жилам руды, которую добывали теми же роговыми кирками и каменными молотами, что и кремень.

Металлургия меди, видимо, развивалась с середины V тыс.,- сначала на Балканах, затем на юге Восточной и Центральной Европы. Древнейшие крупные изделия из меди — кованые и литые топоры, плоские и проушные,- изготовлены из чистой меди с естественными примесями. Медные топоры отливали в открытых формах, законченный вид им придавали путем горячей ковки. Некоторые изделия из меди в трипольской культуре сделаны с применением сварки при температуре 350-400°.

Большинство медных изделий найдено в районе Карпатских и Балканских гор, крупный центр существовал и на Кавказе. Вдали от центров производства встречаются главным образом украшения, например медные бусы. Металлические индустрии Италии и Иберии указывают на известные импульсы из Восточного Средиземноморья, но они могли развиться и независимым образом. Первые металлические изделия здесь появились в местных неолитических комплексах.

В энеолите Юго-Восточной Европы широко развилось текстильное производство. Об этом говорят многочисленные пряслица для веретен и остатки вертикальных ткацких станков, на которых изготавливались в первую очередь шерстяные ткани. Об одежде мы можем судить по многочисленным антропоморфным фигуркам, украшенным нарезным или расписным орнаментом, передающим фасоны, рисунки на тканях и украшения. По находкам специфических орудий фиксируется обработка кожи. И текстильное производство, и кожевенное дело уже выходят за пределы домашнего производства в силу необходимой специализации и становятся ремеслом. Керамическое производство также, видимо, постепенно выделяется в особое ремесло в рамках общины. В культуре Варна, например, использовался уже гончарный крут, а высококачественная парадная посуда стала объектом межрегионального обмена.

Древнейшие свидетельства появления больших, плотно заселенных поселений в Европе относятся к концу VI — началу V тыс. Они открыты в культуре Сескло Фессалии. Сескло — большое (8-10 га), хорошо спланированное, плотно застроенное поселение, где жили около 3 тыс. человек. По количеству населения его можно сравнить с докерамическим Иерихоном и Чатал Хёйюком. Но в отличие от этих известных поселений докерамического неолита Сескло имело акрополь, укрепленный стеной и рвом, улицы и даже площади на пересечении улиц. Дома, правда, малы. В центре акрополя Сескдо находился мегарон, который мог быть общественным зданием или жилищем вождя.

В Карпатском бассейне поселения больших размеров появляются во второй половине V тыс. Таково Бичке площадью до 12 га, окруженное рвом шириной до 2,5 м и глубиной до 2 м. Другое поселение — Бечехей-Хомокош — имеет площадь 5-6 га, оно укреплено рвом глубиной и шириной 2 м. Рвами защищены поселения этого времени в междуречье Савы и Дравы. С начала IV тыс. в культуре Лендьел засвидетельствованы поселения размерами от 1 (Зенгёварконь) до 20 (Асод) га. По крайней мере часть поселений укреплена рвами и палисадами. В Нижней Австрии в Шанцбодене открыт вал диаметром около 400 м, дополненный двумя рвами на южной и восточной сторонах поселения. Главный ров имеет щирину 5 м при глубине 2,5 м. Вход оборудован воротным сооружением, а с напольной стороны был еще и палисад. Одновременные поседения в Моравии имели по два рва и три палисада.

Застройка лендьелских поселений частично связана с традицией застройки поселений культуры линейно-ленточной керамики. Длинные дома столбовой конструкции являются одним из характерных элементов. Эти дома располагались довольно далеко друг от друга. Размеры их различны: в Асоде — длиной всего 5-7 м и шириной 4-5 м, в Зенгёварконе — длиной 16-23 м при ширине 6-8 м. Наряду с длинными наземными домами встречены полуземлянки (25-40 кв. м). В поздней культуре Лендьел засвидетельствованы наземные абсидные дома площадью около 100 кв. м.

Поселения раннего этапа Триполья часто располагались в пойме или на первой террасе и лишь изредка — на коренном берегу реки, довольно высоко над водой. На среднем этапе, наоборот, они гораздо чаще размещались на высоких мысах, в местах, защищенных природой и пригодных для обороны. Именно на этом этапе увеличивается количество поселений, укрепленных рвом и валом, иногда двумя. Еще больше укрепленных поселений становится в III тыс. Многие из них лежат на высоких, труднодоступных скалах. Рвами и валами с палисадами укрепляют теперь не все поселение, а лишь часть его — наиболее высокое место. Служили ли такие «акрополи» убежищами для всего населения в случае опасности или настоящими детинцами, отделенными от посада, сказать трудно.

Уже на раннем этапе Триполья поселения свидетельствуют об определенной иерархической структуре. Несколько небольших поселений группируется вокруг более крупного. В раннем Триполье поселения насчитывают до 10 домов размерами от 12 до 150 кв. м, где жили по 40-60 человек. Размеры малых поселений и количество их обитателей в среднем Триполье увеличиваются. Эти поселения имеют площадь 2-3 га и 20-50 жилищ, расположенных концентрическими кругами. На поселении Владимировка 200 жилищ располагаются пятью кругами. Позднетрипольское поселение Коломийщина 1 имеет площадь около 3 га. Дома располагались по кругу, в центре круга — два дома. Возможно, был еще один, внешний, круг домов. Вероятно, центральные дома были заняты вождем общины или же предназначались для общинных ритуалов. Большинство домов были однокамерными, но некоторые разделены на два-четыре помещения, каждое — с печью. Всего в домах найдены 72 печи, что, возможно, свидетельствует об обитании 72 семей. Можно предполагать, что в раскопанной части поселения жили от 250 до 400 человек, а во всем поселении, вероятно, чуть ли не вдвое больше,

Иерархическая структура трипольской системы поселений гораздо более четко проявляется в среднем и позднем периодах. Поселения этого времени могут быть разделены на малые (2-3 га), средние (4-8 га) и крупные (более 10 га). В среднем Триполье площадь крупных поселений достигает даже 25-60 га. В начале позднего этапа есть поселения площадью 250-300 и даже 400 га. В одном из таких поселений (у г. Умань, УССР) прослежена застройка по четырем эллипсам и установлено одновременное (?) существование более 1500 домов. Поселение в Доброводах (УССР) имело площадь около 250 га. Дома на нем располагались по девяти-десяти кольцам. Население столь крупных поселков определяется в 10-20 тыс. человек. На ряде поселений позднего Триполья отмечается групповое расположение жилищ, хотя кольцевое также сохраняется. Так, в Петрепах (МССР) обнаружено около 500 жилищ, расположенных кругами, с радиальными и кольцевыми улицами. Это, несомненно, один из административных центров позднетрипольского населения. Таким образом, для энеолита характерна гораздо более сложная система поселений, чем для неолита. Поселения варьируют по величине, плотности застройки, высоте над уровнем моря, топографии, типам почв.

Поселения культуры воронковидных кубков, судя по материалам из юго-восточной Польши, различались прежде всего по величине. Выделены большие поселения, расположенные на значительной высоте. Одно из них достигало 50 га. Затем следуют поселения средней величины, расположенные как в долинах, так и на плато. Наконец, имеются малые поселения. Большие поселения находились на расстоянии нескольких километров одно от другого, между ними лежали малые. Внутри больших поселений различают участки специфической деятельности: печи, места обработки кремня и пр. На поселениях культуры воронковидных кубков широко распространены укрепления (Дания, ГДР, ФРГ). Некоторые из укреплений окружают площади до 10 и даже 25 га. Поселение Деренбург (ГДР) было окружено рвами и палисадами с трех сторон, четвертую сторону защищал крутой склон. Укрепленный район имел площадь 2,5-3 га.

На значительной части Европы в V-IV тыс. сохранялось племенное социальное устройство, столь характерное для неолита. Во всяком случае, в средней и северной частях Восточной Европы, где обитали в то время охотники, рыболовы и собиратели, племенное общество переживало период расцвета. Иначе обстояло дело в Юго-Восточной, Центральной и на юге Восточной Европы, где уже с конца VI тыс. и во всяком случае со второй половины V тыс. общество начинает переходить на новую ступень развития, гораздо более сложную в социальном и политическом отношении, которую Ф. Энгельс определял как «военную демократию».

Появляются центры, координирующие экономическую, социальную и религиозную деятельность. Возникает возможность организации в широком масштабе общественных работ, таких, например, как сооружение укреплений, которые становятся характерной чертой энеолита Европы, создание ирригационных сооружений, святилищ и храмов, больших мегалитических построек. Общины начинают специализироваться в зависимости от природных богатств и других преимуществ. Более высокий уровень специализации наблюдается и внутри общины. Население значительно возрастает и переходит критический рубеж, которым определяется племенной уровень социального развития. Границы территории общины делаются более четкими, что вместе с ростом населения увеличивает возможность столкновений между общинами. Война становится важной стороной жизни общества. Свидетельства этого многочисленны — и укрепленные поселения, и повышение роли вооружения, прежде всего наступательного, — появление боевых топоров, сначала каменных шлифованных, а затем и медных, кремневых и медных кинжалов, распространение луков и стрел, пращи, копий и дротиков. Оружие теперь — обязательная принадлежность могильного инвентаря в мужских погребениях (могильник Варна).

Отношения родства еще играют большую роль, но социальная дифференциация в обществе становится все более значительной и может быть наследственной.

Характерным признаком изменения социально-политической организации в древней Европе является иерархическая структура поселений, которая впервые засвидетельствована именно в энеолите Юго-Восточной Европы. Один уровень поселений — это уровень одной общины, другой уровень — региональный. Некоторые поселения доминируют над всем регионом, становясь местом, где находятся региональные социополитические авторитеты. Обычно таких поселений меньше, но сами они значительны по величине. Складываются районы с центром в виде крупного поселения, окруженного малыми. Такие районы выделены уже для неолита в Уэссексе (Англия), причем центром каждого было укрепленное поселение. Население такого района составляло от 400 до 2000 человек. С каждым из таких районов связаны длинные курганы — места погребения вождей или людей высокого ранга. Для них создавали большие погребальные сооружения, огромные курганы с колоссальными насыпями или мегалитические гробницы из крупных камней или каменных плит. Но курганы и мегалиты в Европе не всегда отражают появление сложных по социальной организации и иерархичности структуры обществ. Иногда курганы были местом погребения всей общины. Возведение мегалитов, к которым относятся не только погребальные, но и другие ритуальные сооружения, приходится в основном на вторую половину IV тыс. до н. э.

 

Добавить комментарий