Восточная волна кельтской экспансии (волохи и бастарны)

Летописи упоминают о влахах (др.-рус. волохи) — кельтских племенах, дошедших до Руси. Об этом свидетельствует и топонимика — область Галиция на западе Украины. Что интересно, в некоторых славянских языках влахами называют также итальянцев.

Западноевропейские (сначала римские) исторические свидетельства упоминают бастарнов, появившихся рядом со страной даков и гетов. Затем они дошли до низовий Дуная и проникли на Днестр и даже Днепр. самая распространённая версия, что бастарны были кельтами. Возможно, влахи и бастарны — один народ.

Бастарны

Впервые о бастарнах упомянул Помпей Трог в 233-229 гг. до н.э. Из его текста, правда, не ясно, где происходили отмеченные им «передвижения» бастарнов. Сообщения, оставленные Деметрием из Каллатиса, Титом Ливием, Павлом Орозием, Аппианом и Страбоном, позволяют точнее локализовать различные группы бастарнов в Северном Причерноморье во II – I вв. до н.э.: от устья Дуная и Восточного Прикарпатья до Днепра. Согласно письменным источникам, их локализация в некоторой степени изменяется на рубеже эр. Тацит, Плиний, а позже Птолемей и другие размещали бастарнов в Северном Прикарпатье. Древние авторы этнически отождествляли бастарнов с кельтами, германцами, фракийцами и даже сарматами.

Имеются параллели между поянешты-лукашевской и зарубинецкой культурами и бастарнами II – I вв. до н.э.. Обе культуры своим обликом резко отличаются от местных культур, при этом находят прямые аналоги в культурах междуречья Эльбы и Одера. Памятники поянешты-лукашевской культуры исчезают в середине I в. до н.э., вероятно, из-за восточной кампании гетского царя Буребисты. Лишь несколько памятников этой культуры (в Буковине и Среднем Поднестровье) продолжили существовать в I в. н.э. (Бернашовка, Великая Слободка, Рудь). Зарубинецкая культура прекратила своё развитие приблизительно в середине I в. н.э. Её падение объясняется деятельностью сарматов, которые проникли в лесостепь Украины. Под влиянием таких обстоятельств зарубинецкая культура трансформировалась в постзарубинецкую, расположившуюся вне пределов прежнего ареала (в Подесенье, в Брянских лесах, в бассейнах левых притоков Днепра – Сейма и Ловати, на Смоленщине и в верховьях Ловати). Вероятнее всего, северо-восточную часть этого нового культурного образования бастарнов информаторы Плиния и Тацита позже назвали венедами. В то же время часть зарубинецкого населения двинулось на запад, в район Верхнего Поднестровья и Западного Побужья, где сформировалась зубрецкая группа памятников. Именно эта группа, просуществовавшая до III в. н.э., может быть связана с «поздними бастарнами», упомянутыми в эпитафии Плавтия Сильвана, а позже среди участников готских походов 248 и 269 годов.

Дальнейшее вынужденное переселение 100 тысяч бастарнов (280 год) на территорию Римской Империи, возможно, не исчерпало демографический потенциал «великого народа», и оставшиеся бастарны приняли участие в сложном процессе этногенеза раннесредневековых народов, в первую очередь, славян.

Добавить комментарий