ЭЛЛИНИСТИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА

Эллинистическая культура не была единообразной на всей территории эллинистического мира. В каждой области она формировалась в результате взаимодействия местных, наиболее устойчивых традиционных элементов культуры с культурой, принесенной завоевателями и переселенцами, греками и негреками. То или иное сочетание этих элементов, те или иные формы синтеза определялись воздействием многих конкретных обстоятельств: соотношением различных этнических групп (местных и пришлых), уровнем их культуры, социальной организацией, условиями экономической жизни, политической обстановкой и т. д., специфическими для данной местности.

И однако эллинистическую культуру можно рассматривать как нечто целое и своеобразное, так как всем ее местным вариантам свойственны некоторые общие черты, обусловленные, с одной стороны, обязательным участием в этом синтезе греческой культуры [+15], с другой — сходными тенденциями социально-экономического и политического развития общества на всей территории эллинистического мира. Развитие городов, товарно-денежных отношений, торговых связей Средиземноморья и Передней Азии во многом определяло формирование материальной и духовной культуры в период эллинизма. Образование эллинистических монархий в сочетании с полисной структурой способствовало возникновению новых правовых отношений, нового социально-психологического облика человека, новых элементов в идеологии. Напряженная политическая обстановка, непрерывные военные конфликты между государствами и социальные движения внутри них также наложили существенный отпечаток на культуру эллинистического общества. В эллинистической культуре более выпукло, чем в классической греческой, выступают различия в содержании и характере культуры эллинизированных верхних слоев общества и городской и сельской бедноты, в среде которой устойчивее сохранялись местные культурные традиции.

Характерной чертой эллинистического времени была большая подвижность населения. Не говоря уже о наемниках, которые постоянно переходили от одного полководца или царя к другому, о моряках и торговцах, поддерживавших регулярные связи между отдаленными частями эллинистического мира, постоянно перемещалась значительная масса людей интеллигентных профессий — артистов, врачей, риторов, поэтов, философов, художников, скульпторов, искусных мастеров и пр.: из Малой Азии, Сирии, Сицилии, Причерноморья и других районов приезжали учиться или работать в Афины, на Родос, в Александрию, в Пергам, переезжали из одного города в другой, иногда так и не возвращаясь на родину [+16]. Поэтому эллинистическая культура — это результат творчества всего эллинистического мира, и нельзя говорить о культуре Греции и Македонии, не касаясь культуры других регионов.

Выше уже говорилось о взаимодействии эллинских и местных элементов материальной культуры, результаты которого прослеживаются в развитии техники ремесленного производства, градостроительства, а также в развитии прикладного искусства. Те же явления наблюдаются и в других сферах художественного творчества, и прежде всего в архитектуре. Архитектура эллинистических полисов продолжала греческие традиции, но наряду с сооружением храмов большое внимание стало уделяться гражданскому строительству — архитектуре театров, гимнасиев, булевтериев, дворцов. Внутреннее и внешнее оформление зданий стало богаче и разнообразнее, широко стали использовать портики и колонны (главным образом ионического и коринфского ордера), колоннадой обрамляли отдельные сооружения, агору, а иногда и главные улицы (портики Антигона Гоната, Аттала на Делосе, на главных улицах Александрии). Цари и города строили и восстанавливали множество храмов греческим и местным божествам. Из-за большого объема работ и недостатка средств строительство растягивалось на десятки лет. Наиболее грандиозными и эффектными считались Сарапеум в Александрии, построенный Пармениском в III в., храм Аполлона в Дидиме возле Милета, строительство которого началось в 300 г., храм Зевса в Афинах (начат в 170 г. по плану архитектора Коссутия) и храм Артемиды в Магнесии на Меандре архитектора Гермогена (начат па рубеже III и II вв.). Одновременно и так же медленно сооружаются, и реставрируются храмы местных божеств — храм Гора в Эдфу, богини Хатхор в Дендера, Хнума в Эсне, Исиды на острове Филы, Эсагила в Вавилоне, храм бога Набу, сына Мардука, в Борсиппе и Уруке. Храмы греческих богов строились по классическим канонам с небольшими отклонениями. В архитектуре храмов восточных богов тоже строго соблюдаются традиции древних египетских и вавилонских зодчих, эллинистическое влияние прослеживается лишь в отдельных деталях и в надписях на стенах храмов.

Спецификой эллинистического периода можно считать появление нового типа общественных зданий — библиотек (в Александрии, Пергаме, Антиохии и других городах), Мусейона (в Александрии) и сооружений научно-практического назначения — Фаросского маяка, Башни ветров в Афинах. Наиболее грандиозным и сложным сооружением, считавшимся одним из семи чудес света, был Фаросский маяк, созданный архитектором и строителем Состратом из Книда. Это была башня, увенчанная статуей бога Посейдона и достигавшая высоты около 120 м, нижняя ее часть, квадратная в сечении и ориентированная по странам света, суживалась кверху, средняя часть была восьмигранной и ориентирована по направлению основных ветров, верхняя часть — типа ротонды, цилиндрическая, была оборудована металлическими зеркалами, внутри ее горел огонь. Фаросский маяк служил одновременно и наблюдательным пунктом, и своего рода метеорологической станцией для мореходства и крепостью (внутри него, по-видимому, располагался гарнизон с запасом провианта и пресной воды). Вероятно, метеорологические функции исполняла восьмиугольная Башня ветров в Афинах с флюгером в виде фигурки тритона на крыше. Кроме того, снаружи на ее стенах находились солнечные часы, а внутри — водяные часы, заменявшие солнечные в плохую погоду.

Раскопки в Пергаме позволили воспроизвести структуру здания библиотеки. Она находилась в центре акрополя на площади возле храма Афины. Фасад здания представлял собой двухэтажный портик с двойным рядом колонн, нижний портик упирался в опорную стену, примыкавшую к крутому склону холма, а на втором этаже позади портика, использовавшегося как своего рода читальный зал, находились четыре закрытых помещения, служивших хранилищем для книг, т. е. папирусных и пергаментных свитков. Крупнейшей библиотекой в древности считалась Александрийская, но ее описания не сохранилось, по-видимому, она примыкала или входила в комплекс Мусейона (Храма муз). По сообщению Страбона (XVII, 1, 8), Мусейон был частью дворцовых сооружений, и, помимо самого храма, ему принадлежал большой дом, где находилась общая столовая для ученых, состоявших при Мусейоне, экседра (крытая галерея с сиденьями для занятий) и место для прогулок.

Сооружение общественных зданий, служивших центрами научной работы, можно рассматривать как признак и как материальное выражение возросшей роли науки и в практической, и в духовной жизни эллинистического общества. Накопленный в предшествующую эпоху объем знаний в греческом и восточном мире и появившаяся возможность объединения этих двух потоков информации породили потребность в классификации имеющегося материала, подведении некоторых итогов. В слабо расчлененном комплексе научных представлений начинается дифференциация, отделяются от философии и зарождаются как особые науки математика, астрономия, ботаника, география, медицина, филология.

Синтезом математических знаний древнего мира можно считать труд Евклида «Элементы» (или «Начала»). Изложенные в нем постулаты и аксиомы и дедуктивный метод доказательств служили в течение веков основой для учебников геометрии. Работы Аполлония из Перги о конических сечениях положили начало тригонометрии. С именем Архимеда Сиракузского связано открытие одного из основных законов гидростатики, начало исчисления бесконечно больших и малых величин, ряд важных положений механики и технических изобретений.

Существовавшие в Вавилонии при храмах центры изучения астрономических явлений и труды вавилонских ученых V — IV в. Кидинну и Сидина, ставшие доступными грекам после походов Александра Македонского, оказали большое влияние на развитие астрономии в эллинистический период. Аристарх из Самоса (310-230 гг.) выдвинул гипотезу, что Земля и планеты вращаются вокруг Солнца по круговым орбитам. Селевк Вавилонский пытался обосновать это положение. Гиппарх из Никеи (146-126 гг.) писал о явлении прецессии равноденствий, установил продолжительность лунного месяца, составил каталог 805 неподвижных звезд с определением их координат и разделил их на три класса по яркости. Однако он отклонил гипотезу Аристарха на том основании, что такие орбиты не соответствуют наблюдаемому движению планет, и его авторитет способствовал утверждению геоцентрической системы в античной науке. Наряду с развитием научных знаний во II в. широкое распространение получила астрология, восходящая к существовавшему в Междуречье культу звезд.

Походы Александра Македонского значительно расширили географические представления греков. Пользуясь накопившимися сведениями, Дикеарх (ок. 300 г.) составил карту мира и вычислил высоту многих гор Греции. Эрастосфен из Кирены (275-200 гг.), необычайно разносторонний ученый, возглавлявший некоторое время Александрийскую библиотеку, исходя из представления о шарообразности Земли, вычислил ее окружность в 252 000 стадий (ок. 39 700 км), что очень близко к действительной (40075,7 км). Он же утверждал, что все моря составляют единый океан и что возможно попасть в Индию, плывя вокруг Африки или на запад от Испании. Его гипотезу поддержал Посидоний из Апамеи (135-51 гг.), ученый широкого профиля, изучавший приливы и отливы Атлантического океана. Посидоний изучал также вулканические и метеорологические явления и выдвинул концепцию о пяти климатических поясах Земли. Во II в. Гиппал открыл муссоны, практическое значение которых показал Евдокс из Кизика, проплыв в Индию через открытое море. Многочисленные, не дошедшие до нас сочинения географов описательного характера послужили источником для сводной работы Страбона «География в 17 книгах», законченной им около 7 г. н. э. и содержащей описание всего известного к тому времени мира от Британии до Индии. Наряду с чисто географическими данными Страбон сообщает много исторических сведений об описываемых им странах и народах.

Заметно продвинулось изучение природы и человека. Феофраст, ученик и преемник Аристотеля в школе перипатетиков, по образцу аристотелевской «Истории животных» создал «Историю растений», в которой систематизировал все накопленные к началу III в. знания в области ботаники, включая сведения, почерпнутые во время походов Александра Македонского. Последующие работы античных ботаников внесли существенные дополнения лишь в изучение лекарственных растений, что было связано с развитием медицины. В области медицинских знаний в эллинистическую эпоху существовали два направления: «догматическое», или «книжное», выдвигавшее задачу умозрительного познания природы человека и скрытых в ней причин недугов, и эмпирическое, ставившее целью изучение и врачевание каждого конкретного заболевания. В изучение анатомии человека большой вклад внес работавший в Александрии Герофил Халкедонский (III в.). Он обнаружил нервы и установил их связь с мозгом, высказал гипотезу, что с мозгом связаны и мыслительные способности человека; он установил также, что по венам и артериям циркулирует кровь, а не воздух, т. е. фактически открыл кровообращение. Очевидно, его выводы основывались на практике рассечения трупов и опыте египетских врачей и мумификаторов. Не меньшей известностью пользовался Эрасистрат с острова Кеоса (III в.): он различал двигательные и чувствительные нервы, изучал анатомию сердца. Оба они умели делать сложные операции и имели свои школы учеников. Гераклид Тарентский и другие врачи-эмпирики большое внимание уделяли изучению лекарств.

Этот далеко не исчерпывающий перечень научных достижений эллинистического времени говорит о том, что наука в целом приобретает значение одной из важнейших форм общественного сознания. Это проявляется и в том, что при дворах эллинистических царей (для повышения их престижа) создаются специальные учреждения, мусейоны и библиотеки, где ученым и поэтам предоставлялись пропитание и необходимые условия для творческой работы. Практика создания мусейонов, по-видимому, восходит к Платоновой Академии, где по словам Диогена Лаэртского (IV, 3, 19), в саду были святилище муз и крытая галерея для прогулок, а ученики жили в хижинах поблизости от святилища. Такую же организацию приобрела и школа перипатетиков — Ликей — при преемнике Аристотеля Феофрасте; как сообщает Диоген Лаэртский (V, 2, 51-53), в завещании Феофраста (умер в 286 г.) предписывалось довершить сооружение (скорее — восстановление) святилища муз и статуй муз, восстановить при святилище портики и в нижнем поместить картины и алтарь. Сад, прогулочное место и все постройки при саде Феофраст завещает названным в завещании ученикам и преемникам с примечательной оговоркой: «И пусть они ничего себе не оттягивают и не присваивают, а располагают всем сообща, словно храмом, и живут между собой по-домашнему дружно, по пристойности и справедливости» (пер. М. Л. Гаспарова). Содержание и Академии, и Ликея обеспечивалось за счет средств руководителя школы, учеников и последователей, а также пожертвований «благодетелей» (часто царей).

Крупнейшим научным центром эллинистического мира были Мусейон и библиотека Александрии, насчитывавшая более полумиллиона книг. Сюда приезжали работать выдающиеся ученые, поэты и художники со всего Средиземноморья. Но материальная и моральная зависимость от царского двора налагала определенный отпечаток на форму и содержание научного и художественного творчества. И не случайно скептик Тимон называл ученых и поэтов александрийского Мусейона «откормленными курами в курятнике». Наиболее отчетливо это проявилось в литературных произведениях.

Литература эллинистической эпохи необычайно обширна по количеству произведений и многообразию жанров: в источниках упоминается более тысячи имен писателей и поэтов (включая науку и философию). Продолжали разрабатываться традиционные жанры — эпос, трагедия, комедия, лирика, риторическая и историческая проза, но появились и новые виды произведений — филологические исследования (например, Зенодота Эфесского о подлинном тексте поэм Гомера и т. п.), словари (первый греческий лексикон составлен Филетом Косским ок. 300 г.), биографии, переложения в стихах научных трактатов, эпистолография я др. Художественная литература эллинистического периода в отличие от греческой литературы V-IV вв. не касается широких общественно-политических и этических проблем своего времени, ее сюжеты ограничиваются интересами, моралью и бытом той или иной узкой социальной группы, к которой принадлежали авторы. Поэтому многие произведения быстро утратили свою общественную и художественную значимость и были забыты, лишь некоторые из них оставили след в истории культуры.

При дворах эллинистических царей процветала пышная, утонченная, полная мифологии и учености, но лишенная искреннего чувства и связи с жизнью придворная поэзия, образцами которой были идиллии и гимны Каллимаха из Кирены (310-245 гг.), Арата из Сод (III в.), эпическая поэма «Аргонавтика» Аполлония Родосского (III в.) и др. Более интимный и жизненный характер имели короткие и выразительные эпиграммы — жанр, которым пользовались все поэты, и особенно широко во II-I вв. Выросшие из посвятительных и надгробных надписей, эпиграммы в эллинистической литературе многообразны по содержанию: в них даются краткая оценка произведений поэтов, художников, зодчих, характеристика отдельных лиц, сентенции по поводу событий, зарисовки бытовых и эротических сценок. Эпиграмма отражала чувства, настроения и размышления поэта — лишь в римскую эпоху она приобрела преимущественно сатирический характер. Наибольшей известностью в конце IV — начале III в. пользовались эпиграммы Асклепиада, Посидиппа, Леонида Тарентского, а во II-I вв. — эпиграммы Антипатра Сидонского, Мелеагра и Филодема из Гадары.

Крупнейшим лирическим поэтом был Феокрит из Сиракуз (род. в 305 г.), живший какое-то время в Александрии и на Косе, автор буколических (пастушеских) идиллий. Этот жанр возник из существовавшего в Сицилии состязания пастухов (буколов) в поочередном исполнении песен или двух- и четырехстиший. В своих буколиках Феокрит создал яркие реалистические описания природы, живые образы пастухов, в других его идиллиях — зарисовки сцен городской жизни, близкие к мимам, но с лирической окраской.

Если эпос, гимны, идиллии и даже в значительной мере эпиграммы удовлетворяли главным образом вкусы привилегированных и высокообразованных слоев эллинистического общества, то мим и комедия в большей степени, чем другие жанры, отражали интересы и вкусы широких слоев населения. Из многочисленных (известно 64 имени) авторов возникшей в конце IV в. до н. э. в Греции «новой комедии», или «комедии нравов», сюжетом которой стала не общественная, а частная жизнь граждан, наибольшей популярностью пользовался Менандр (342-291 гг.), чьи произведения оказали большое влияние на римских комедиографов. Творчество Менандра и постановка его комедий на сцене приходятся на начальный период становления эллинистических государств. Политическая неустойчивость, участившаяся смена олигархических и демократических режимов, бедствия, обусловленные военными действиями на территории Эллады, внезапные разорения одних и обогащения других — все это вносило смятение в сознание граждан, подрывало устои полисной идеологии. Если беднейшая часть граждан и олигархическая верхушка еще сохраняют политическую активность, то средние слои отстраняются от общественной деятельности, замыкаются в узкий круг своих семейных и бытовых интересов. Растет неуверенность в завтрашнем дне, вера в судьбу, в случай. Эти настроения и нашли отражение в «новой комедии».

О популярности Менандра в эллинистическом обществе и позднее, в римскую эпоху, говорит тот факт, что многие его произведения — «Третейский суд», «Самиянка», «Остриженная», «Брюзга», «Щит», «Сикионец», «Ненавистный» и др. — сохранились в папирусах II-IV вв., найденных в периферийных городах и комах Египта и лишь недавно ставших достоянием современной науки. Такая живучесть произведений Менандра обусловлена тем, что он не только выводил в своих комедиях типичные для его времени персонажи, но и выявлял в них индивидуальность, подчеркивал их лучшие черты, утверждал новое, гуманистическое отношение к каждому человеку независимо от его положения в обществе, к женщинам, чужестранцам, рабам.

Мим издавна существовал в Греции наряду с комедией. Часто это была импровизация, которую исполнял на площади или в частном доме во время пира актер (или актриса) без маски, изображая мимикой, жестом и голосом разных действующих лиц. В эллинистическую эпоху мим стал особенно популярен, появились художественные обработки мимов. Однако тексты, кроме принадлежавших Героду, до нас не дошли, а сохранившиеся в папирусах мимы Герода не были предназначены для широкой публики: они намеренно написаны на устаревшем к тому времени эолийском диалекте и тем не менее дают представление о стиле и содержании такого рода произведений. В написанных Геродом сценках изображены сводница, содержатель публичного дома, сапожник, ревнивая госпожа, истязающая своего раба-любовника, и другие персонажи. Колоритна сценка в школе: бедная женщина, жалующаяся, как ей трудно платить за обучение сына, просит учителя нещадно выпороть ее бездельника-сына, занимающегося вместо учебы игрой в кости, что и делает весьма охотно учитель с помощью других учеников. Стиль мима был использован поэтом Сотадом из Маронеи (III в.), сторонником кинической философии, для нападок на литературных противников и царя Птолемея II Филадельфа, за что он был заключен в тюрьму, где и умер.

В комедиях, идиллиях, эпиграммах часто отражаются раздумья над смыслом человеческой жизни, пессимизм, беспомощность человека перед неумолимой судьбой и в то же время — стремление воспользоваться радостями жизни, благами, которые посылает всевластная судьба.

Образы, темы и настроения, свойственные художественной литературе, находят свои параллели в изобразительном искусстве. Продолжает развиваться монументальная скульптура, предназначенная для площадей, храмов, общественных сооружений. Для нее характерны мифологические сюжеты, грандиозность, сложность композиции. Так, Родосский колосс — бронзовая статуя Гелиоса, созданная Харесом из Линда (III в. до н. э.), — достигал высоты 35 м и считался чудом искусства и техники. Изображение битвы богов и гигантов на знаменитом (длиной более 120 м) фризе алтаря Зевса в Пергаме (II в. до н. э.) отличается сложной многофигурной композицией, динамичностью поз, необычайной выразительностью и драматизмом. Складываются родосская и пергамская школы ваятелей, продолжавшие традиции Лисиппа, Скопаса и Праксителя. Шедеврами эллинистической скульптуры считаются статуя богини Тюхе (Судьбы), покровительницы города Антиохии, изваянная родосцем Евтихидом, статуя Афродиты с о. Мелоса (Венера Милосская), автором которой считают Александра, изваянные неизвестными скульпторами Ника с о. Самофракия, Афродита Анадиомена из Кирены, «Умирающий галл» и «Галл, убивающий жену» и др. Подчеркнутый драматизм скульптурных изображений со временем вырождается в холодную театральность, присущую таким скульптурным группам, как «Лаокоон» родосских скульпторов Агесандра, Афинодора и Полидора и «Дирка» — тоже родосцев Аполлония и Тавриска. Широкого распространения и высокого мастерства достигли портретная скульптура (образцами ее являются портреты Александра Македонского работы Лисиппа, статуя Демосфена работы Полиевкта) и портретная живопись (фаюмские портреты). Очевидно, те же настроения и вкусы, которые породили буколическую идиллию Феокрита, эпиграммы, «новую комедию» и мимы, нашли отражение в реалистических скульптурных образах старых рыбаков, пастухов, многочисленных терракотовых фигурках женщин, крестьян, рабов (иногда гротескных), в комедийных персонажах, бытовых сценах, сельском пейзаже, в мозаике и росписи стен.

Если в художественной литературе и изобразительном искусстве отражаются преимущественно те аспекты мировоззрения, которые связаны с частной жизнью и внутренним миром человека, то в исторических и философских сочинениях раскрывается его отношение к обществу, политическим и социальным проблемам своего времени. Сюжетами исторических сочинений обычно служат события недавнего прошлого и современные авторам. По своей форме произведения многих историков стоят на грани художественной литературы: изложение событий искусно драматизируется, используются риторические приемы, рассчитанные на эмоциональное воздействие на широкую аудиторию. В такой манере писали историю Александра Македонского Каллисфен (конец IV в.) и Клитарх Александрийский (середина III в..), историю греков Западного Средиземноморья — Тимей из Тавромепия (середина III в.), историю Греции с 280 по 219 г. — Филарх, сторонник реформ Клеомена (конец III в.). Другое направление историографии придерживалось более строгого и сухого изложения фактов — в этом стиле выдержаны дошедшие во фрагментах история походов Александра, написанная Птолемеем I (после 301г.), история периода борьбы диадохов Гиеронима из Кардии (середина III в.) и др. Крупнейшим историком II в. был Полибий (198-117 гг.), автор «Всеобщей истории» в 40 книгах, посвященной событиям от 221 до 146 г., т. е. периоду, когда Рим превратился в средиземноморскую державу и подчинил Грецию и Македонию. Вслед за Полибием всемирную историю писали Посидоний из Анамеи, Николай Дамасский, Агатархид Книдский, Диодор Сицилийский. Но продолжала разрабатываться и история отдельных государств, изучались хроники и декреты греческих полисов, возрос интерес к истории восточных стран. Уже в начале III в. появились написанные на греческом языке местными жрецами-учеными история фараоновского Египта Манефона и история Вавилонии Бероса, позднее Аполлодор из Артемиты написал историю парфян. Появлялись исторические сочинения и на местных языках («Книги Маккавеев» — о восстании иудеев против Селевкидов).

На выборе темы и освещении событий авторами, несомненно, отражались политическая борьба, политические и философские теории современной им эпохи, но часто выявить это очень трудно, так как большинство исторических сочинений эллинистического периода дошло до нас в незначительных фрагментах или пересказе поздних авторов. Лишь относительно хорошо сохранившийся труд Полибия позволяет проследить и методы исторического исследования, и некоторые характерные для его времени историко-философские концепции. Полибий, видный политический деятель Ахейского союза, после поражения Македонии в 168 г. был в числе тысячи заложников отправлен в Рим, там сблизился со Сципионом и его окружением, ознакомился с политической идеологией римлян и проникся идеей провиденциальной роли Рима. В своем труде он ставит перед собой задачу объяснить, почему и каким образом весь известный мир оказался под властью римлян. Определяющую роль в истории играет, по его мнению, судьба: это она — Тюхе — насильственно направила в одну сторону события во всем мире и слила историю отдельных стран во всемирную историю, она даровала римлянам мировое владычество. Ее власть проявляется в причинной связи всех событий. Вместе с тем Полибий отводит большую роль и человеку, особенно выдающимся личностям. Он стремится доказать, что римляне создали могущественную державу благодаря совершенству своего государственного строя, сочетавшего в себе элементы монархии, аристократии и демократии, а также благодаря мудрости и моральному превосходству своих политических деятелей. Идеализируя римлян и их государственный строй, Полибий пытается примирить своих сограждан с мыслью о неизбежности подчинения Риму и утраты политической самостоятельности греческих полисов. Появление такого рода концепций говорит о том, что политические воззрения эллинистического общества далеко отошли от полисной идеологии.

Еще более отчетливо этот отход проявляется в философских учениях. Школы Платона и Аристотеля, отражавшие мировоззрение гражданского коллектива классического города-государства, с упадком политического значения полиса теряют свою прежнюю ведущую роль. Одновременно возрастает влияние существовавших уже в IV в. и порожденных кризисом полисной идеологии течений киников и скептиков. Однако наиболее популярны в эллинистическом мире были возникшие на рубеже IV и III вв. учения стоиков и Эпикура, вобравшие в себя основные черты мировоззрения новой эпохи. К школе стоиков, основанной в 302 г. в Афинах Зеноном из Кития на Кипре (около 336-264 гг.), принадлежали многие крупные философы и ученые эллинистического времени — Хрисипп из Сол (III в.), Панетий Родосский (II в.), Посидоний из Апамеи (I в.) и др., люди разной политической ориентации — от советчиков царей (Зенон) до вдохновителей социальных преобразований (Сфер в Спарте, Блоссий в Пергаме). Особое внимание стоики сосредоточивают на этических проблемах и человеке как индивидуальной личности. Их цель — найти морально-философскую опору для человека в условиях кризиса полисных устоев, ослабления связей индивидуума с коллективом граждан, общиной, в условиях непрерывных военных и социальных конфликтов. Если порождаемое этими условиями представление о неустойчивости социального бытия гражданина воплощалось литературой и искусством в образе всесильной судьбы, то стоиками оно осмысляется как зависимость человека от высшей благой силы (логоса, природы, бога), разумно управляющей всем существующим. Человек в их представлении уже не гражданин полиса, а гражданин космоса; для достижения счастья он должен познать закономерность явлений, предопределенных высшей силой, и жить в согласии с природой, что означает жить добродетельно. Основными добродетелями стоики считали разумение (т. е. «знание, что есть зло, что-добро»), мужество, справедливость, здравомыслие и их разновидности — величие души, воздержание, упорство, решительность и добрую волю (Диоген Лаэртский, VII, 1, 92). Согласно их учению, только нравственно-прекрасное есть благо; но вместе с тем благо есть нечто, приносящее пользу. Среди этических категорий стоиков следует также отметить представления о «надлежащем», должном как действии разумном, соответствующем законам природы и общества. Мудрец в изображении стоиков разумен, бесстрастен, беспристрастен, добродетелен, общителен и деятелен. Эклектизм, многозначность основных положений стоиков обеспечивали им популярность в разных слоях (в том числе и в правящих кругах) эллинистического, а затем и римского обществ, допускали (при сохранении некоторых элементов материализма, главным образом в гносеологии) слияние доктрин стоицизма с мистическими верованиями и астрологией.

Продолжение


[+15] По существу, подавляющее большинство известных в настоящее время письменных памятников и в значительной мере памятников искусства эллинистического времени отражают культуру грекоязычного или знающего греческий язык населения, получившего образование по греческому образцу.

[+16] Например, Феокрит родился в Сицилии, некоторое время жил и работал в Александрии, затем на Косе; Аполлоний Родосский работал сначала на Родосе, потом в Александрии; Зенон приехал в Афины из Кития на Кипре; Сфер из Борисфена приехал учиться в Афины, затем жил в Александрии, Спарте и снова в Александрии.

Добавить комментарий